Шестагин М.И.

ШЕСТАГИН   Мефодий Иванович

1885 г. — 1910 г

Мефодий Иванович был неутомимым агитатором, пропагандистом и организатором текстильщиков.

Из воспоминаний о М. И. Шестагине

После II съезда партии ре­волюционная работа в тек­стильном крае значительно оживилась, и в 1905 г. в Тейкове возникла группа РСДРП. Одним из ее руководителей был Мефодий Иванович Шестагин. Родился он в Тейкове. Его отец имел подряд на зем­ляные работы на фабрике Ка­ретниковой. Некоторый доста­ток позволил ему дать сыну образование, который окончил Шуйскую гимназию, а затем школу землемеров. В 1904 г. Шестагин вступил в социал- демократическую партию. При­езжая на каникулы в Тейково, распространял нелегальную литературу и прокламации. Ко­гда подошел срок окончания школы, то, несмотря на успеш­но сданные экзамены, диплом ему выдали только после дол­гих проволочек, но за причаст­ность к революционному дви­жению лишили права поступ­ления на государственную службу. Жить пришлось зара­ботком от случайных заказов земства и частных владельцев на землемерные работы.

В 1905 г. Мефодий Ивано­вич принимал самое активное и деятельное участие в орга­низации стачки тейковских ра­бочих в знак солидарности с бастующими текстильщиками Иваново-Вознесенска. В это время в доме Шестагиных бы­ла создана конспиративная квартира. Здесь проходили подпольные собрания и хранилась нелегальная литература. Мефодий Иванович руководил массовками, выступал на собраниях рабочих, поддерживал связь с М. В. Фрунзе.

В декабре 1905 г. в доме Шестагиных полиция произвела обыск, во время которого обнаружила листовки, адреса и пе­реписку с большевистскими организациями других городов. М. И. Шестагина арестовали. В 1907 г. до окончания следствия он был освобожден под залог, но ненадолго. В конце года вновь последовал арест. Владимирский губернский суд за принадлежность к РСДРП приговорил его к десяти годам ссылки в Сибирь. Отбывал он ее в Иркутской губернии, работал на золотых при­исках. Там в 1910 г. тяжело заболел и вскоре скончался.

Именем М. И. Шестагина названа улица в Тейкове, а на до­ме, в котором он жил, установлена мемориальная доска.

Цветков Г.Г.

ЦВЕТКОВ     Григорий Григорьевич

1889 г.— 13 апреля 1923 г.

Вставайте!

          Вставайте!

             Вставайте!

Работники

           и батраки,

Зажмите,

             косарь и кователь,

винтовку

   в железо руки!

                                              В. Маяковский

Григорий Григорьевич Цветков, сын кинешемского учителя, в революционное дви­жение вошел будучи юношей, учеником Костромского реаль­ного училища. В 1906 г. всту­пил в РСДРП. Ему поручили распространение листовок, во­влечение в партию новых чле­нов. Обладая сильным, воле­вым характером, он горячо взялся за эту работу. Вскоре, как «политически неблагона­дежного», из училища Григо­рия исключили, и он возвра­тился в Кинешму.

Кампания по выборам во II Государственную думу была для Кинешемской организации РСДРП проверкой сил. Среди рабочих фабрик и заводов ве­лась широкая агитация за выд­вижение депутатов-большевиков. В ней активное участие принимал и Г. Г. Цветков. 24 января 1907 г. его арестовали в поезде, когда он ехал в Вичугу для проведения предвы­борной агитации и передачи партийной литературы. При обыске у него нашли прокла­мации Костромского комитета партии «Избирательная плат­форма РСДРП», «Кого выби­рать в Государственную думу» и номера либеральной газеты «Наш край». В заключении Цветков пробыл недолго.

Избирательная кампания проходила в период, когда на рынке стали заметно повыша­ться цены на хлеб. Положение текстильщиков становилось все тяжелее из-за того, что фабриканты увеличили штрафы, сводя до минимума и без того малый заработок текстильщиков.

В Кинешме недовольство рабочих масс вылилось в так на­зываемую «хлебную кампанию». Партийная организация стала во главе движения. 15 февраля началась стачка, на городской площади прошел десятитысячный митинг. На нем была избрана «хлебная комиссия», в которую вошли представители рабочих и крестьян окрестных деревень для проверки наличия хлебных запасов, регулирования цен. В процессе борьбы ее функции расширились, и комиссия переросла фактически в Совет рабочих депутатов.

В «хлебной комиссии» 1907 г. Г. Г. Цветков принимал ак­тивное участие, входил в состав Совета. Обеспокоенные разма­хом рабочего движения в районе, местные власти не замедлили вызвать войска.

1 марта, вечером, после состоявшегося пленума Совета в том же помещении управы начала работу конференция городской организации РСДРП. Обсуждались важные вопросы: о необхо­димости вывода войск из города, о недопуске полиции на деле­гатские собрания, о ценах на хлеб. Ночью в здание, где прохо­дила конференция, ворвались жандармы. Во время обыска ими были изъяты протоколы заседания, нелегальная литература, записные книжки. Шестнадцать человек было арестовано.

4 марта рабочие утренней смены, узнав об аресте руководи­телей, направились к тюрьме и потребовали их освобождения. Восемь человек были выпущены на свободу, остальные, в том числе Цветков, переправлены в Кострому. Они обвинялись в принадлежности к организации РСДРП, «поставившей целью ведение преступной устной пропаганды и распространение прок­ламаций среди текстильщиков кинешемского фабричного райо­на, вооружение рабочих на случай открытого выступления народа для поддержки требований своих депутатов Государствен­ной думы».

Разгром городской организации тяжело отразился на по­следующей работе большевиков в городе и уезде. Члены партии, оставшиеся на свободе, в условиях полицейского преследования тоже были вынуждены уехать или ограничить свою деятель­ность. Работа среди масс ослабла.

В этих условиях, в 1908 г., после освобождения из заключения, Г. Г. Цветков возглавил Кинешемскую городскую партийную организацию, которая под его руководством восстановила связь с фабричными ячейками РСДРП и деятельность подпольной типографии, в ней работал и Цветков.

В начале 1909 г. вновь последовал арест и заключение в костромскую тюрьму. Летом Григорий Григорьевич был осво­божден и, несмотря на полицейскую слежку, продолжал актив­ную революционную работу.

Об         этом, а также о намерении полиции вновь арестовать ре­волюционера свидетельствует одно из донесений кинешемского исправника, в котором говорилось: «Для пресечения тлетворного влияния Цветкова на рабочих фабричного района Кинешмы представляется возможным заслать своих представителей в ря­ды активных деятелей с целью взять его (Цветкова) при ликви­дации самой организации с физическими уликами».

В 1910 г. Григорий Григорьевич принял участие в созыве окружной конференции РСДРП. Она состоялась в с. Владыч­ное, близ Кинешмы, в конце сентября. По доносу провокатора конференция была провалена, а ее участники арестованы, в том числе и Цветков.

В заключении он пробыл до января 1911 г., когда Московская судебная палата прекратила расследование и освободила арес­тованных из-за отсутствия прямых улик. Чтобы избежать над­зора полиции, Григорий Григорьевич уезжает учиться в Герма­нию, в г. Мангейм, откуда через имеющиеся у него связи организует снабжение Кинешмы политической литературой.

Вернувшись через год из-за границы, Г. Г. Цветков вновь начал энергичную партийную работу, значительно оживив дея­тельность фабричных социал-демократических групп.

В 1913 г. он поступает в Московский университет A. Л. Шанявского1, откуда в начале империалистической войны был при­зван в армию.

После Февральской революции Григорий Григорьевич рабо­тал в Москве. Осенью 1917 г. по запросу Кинешемской партий­ной организации вернулся в текстильный край. Трудящиеся Ки­нешмы избрали Г. Г. Цветкова председателем Совета рабочих и крестьянских депутатов. С присущей ему энергией он взялся за дело, но годы напряженной деятельности и лишений подто­чили его здоровье. Скончался Григорий Григорьевич Цветков в Москве.

Именем революционера названа улица в Кинешме.

1     Народный университет А. Л. Шанявского отличался от других вузов того времени тем, что в нем могли получать образование лица, по формаль­ным основаниям не допускавшиеся в казенные высшие учебные заведения. В университете преподавали крупные ученые, лишенные возможности из-за про­грессивных взглядов преподавать в правительственных школах.

Скороходов Д.Д.

СКОРОХОДОВ   Дмитрий Дмитриевич

Буква

1880 г.— 14 мая 1921 г.

Наш трудный путь

            нам освещало знамя,

Что Ленин поднял

              мощною рукой.

                                             А. Безыменский

В 1899 году Дмитрий Дмит­риевич Скороходов вступил в РСДРП, и с этого момента его жизнь стала принадлежать партии и рабочему классу. Ро­дился он в д. Блудово Писцовской волости Нерехтского уез­да Костромской губернии1. Пятнадцатилетним подростком пришел Дмитрий на заработки в Иваново-Вознесенск и посту­пил учеником ткача на фабри­ку «Компания». Во время всеобщей стачки 1897 г. он впер­вые услышал выступления представителей «Рабочего сою­за» М. А. Багаева и других. После этого молодой рабочий начал искать встреч с людьми, которые могли бы разъяснить причины тяжелой жизни про­летариата. Ему удалось позна­комиться с Павлом Курочки­ным — одним из организаторов прошедшей стачки. Через него Скороходов вошел в подполь­ную организацию, стал посе­щать марксистский кружок.

Как хорошо владеющего грамотой, Д. Д. Скороходова привлекли к написанию листо­вок. Первая листовка была им написана по поводу волнений на фабрике Бакулина. Фабрич­ный инспектор обвинялся в том, что потворствовал неза­конному наложению штрафов на рабочих. Встретившись с агентом «Искры» И. В. Бабуш­киным, Дмитрий Дмитриевич показал свой первый литературный опыт. Вскоре под псевдонимом Буква это сообщение появилось в ленинской газете, а подпись под заметкой стала партийной кличкой революционера.

Глубокая теоретическая подготовка сделала Скороходова од­ним из наиболее популярных пропагандистов города. Одновре­менно он стал руководителем марксистского рабочего кружка.

В январе 1902 г. в Иваново-Вознесенске начались обыски и аресты. В полицейские сети попал и Дмитрий Скороходов. Его в административном порядке выслали на поселение в с. Холмогоры Архангельской губернии.

Возвратившись в родные места в конце 1905 г., Дмитрий Дмитриевич перешел на нелегальное положение и включился в активную партийную работу. Ему поручили организовать на Писцовской ткацкой фабрике ячейку РСДРП.

В начале апреля 1907 г. на окраине Иваново-Вознесенска проходила партийная конференция. На ней обсуждался доклад представителя ЦК партии и состоялись выборы на V (Лондонс­кий) съезд РСДРП. В числе представителей парторганизации Иваново-Вознесенского промышленного района был избран Д. Д. Скороходов.

Вернувшись в Писцово, Скороходов пропагандировал решения партийного съезда среди рабочих текстильного края. С 1911 по 1914 г. работал на ткацкой фабрике М. Гарелина в Иваново-Вознесенске, являлся активным распространителем газеты «Правда». 10 августа 1915 г. принял участие в антивоенной де­монстрации.

В 1916 г. Д. Д. Скороходова мобилизовали в армию. Служил он в учебной команде резервного полка, где продолжал вести не­легальную деятельность, входил в состав полкового комитета. После Февральской революции вел агитацию среди матросов и солдат Петроградского гарнизона.

Весной 1917 г. Скороходов приехал в Иваново-Вознесенск, был кооптирован в члены исполкома Совета и входил в состав редакции газеты «Известия Иваново-Вознесенского Совета ра­бочих и солдатских депутатов».

Поздно вечером 25 октября 1917 г. Дмитрий Дмитриевич вы­ступал на заседании Совета с докладом «О текущем моменте». Во время выступления поступило сообщение о победе вооружен­ного восстания в Петрограде и свержении Временного прави­тельства. Участники заседания приняли решение о создании го­родского революционного штаба.

Весной 1918 г. Д. Д. Скороходов был избран членом прези­диума горсовета, а затем возглавлял культурно-просветитель­ный отдел губернского военного комиссариата.

1     В настоящее время — Комсомольский район Ивановской области

Садин Е.Е.

САДИН   Евгений Евграфович

1888 г.— 17 сентября 1919 г.

Товарищ Садин действительно был тверд в своих убеждениях и эту твердость проявил до конца, не считаясь со своей жизнью.

Из воспоминаний об Е. Е. Садине

Родился Евгений Евграфо­вич Садин в деревне Новой Пупковской волости Шуйского уезда Владимирской губернии1 в бедной крестьянской семье. Его отец сначала ежегодно уходил на заработки в с. Кохму, а потом переехал туда на постоянное место жительства. Работал кочегаром на фабрике Щербакова. Когда сын окон­чил начальную школу, отец его устроил на соседнюю фаб­рику Ясюнинских приемщиком товара. Здесь Евгений Садин сблизился с передовыми рабо­чими.

Решающее влияние на фор­мирование его революционного мировоззрения оказали собы­тия 1905 г. В 1906 г. он всту­пил в РСДРП, выполнял от­дельные поручения, в его ве­дении находилась партийная библиотека. Для получения нелегальной литературы часто выезжал в Иваново-Возне­сенск и Шую. В этот период Е. Е. Садин принимал участие в организации Кохомского профсоюза текстильщиков, в котором выполнял обязанно­сти казначея.

Полиция не раз производи­ла обыски в квартире Садиных, но безрезультатно. Од­нажды летом 1908 г. охранка произвела обыск на фабрике и в рабочем шкафу Евгения Садина обнаружила запрещенные издания и часть типографского шрифта. Его арестовали и около двух лет продержали во вла­димирской тюрьме.

Жандармы пытались создать крупное дело об Иваново-Вознесенской и Кохомской социал-демократических организаци­ях, затягивали следствие. Лишь 30 октября 1910 г. Садину предъявили обвинение. Суд приговорил его к двум годам за­ключения в крепости, особо выделив вопрос о причастности об­виняемого к деятельности нелегальной типографии. Евгений Ев­графович был лишен всех прав состояния и сослан на вечное поселение в Восточную Сибирь, в Туруханский край.

Здесь, в глуши, Садин не терял мужества, поддерживая свя­зи с ссыльными большевиками близлежащих поселков, обмени­вался с ними письмами и литературой, изучал иностранные языки.

Освободила его Февральская революция. В марте 1917 г. он получил проездное свидетельство на родину, но решил остаться в Красноярске, где не хватало партийных работников. После победы Октября Садин был избран в губернскую продуправу, некоторое время выполнял обязанности губпродкомиссара. На этом посту он многое сделал для снабжения продовольствием центральных промышленных районов страны.

В июне 1918 г. город захватили белогвардейцы. Как актив­ного ответственного работника и коммуниста Е. Е. Садина арес­товали и полтора года продержали в тюрьме. Под предлогом высылки в Туруханский край в ночь на 19 сентября 1919 г. более тридцати большевиков, находившихся под арестом, были выве­зены за город. Здесь их заставили копать ямы, ставшие могила­ми борцов. В числе расстрелянных был и Евгений Евграфович Садин.

Так погиб за дело революции мужественный большевик. Его именем названа улица в Кохме.

1   В настоящее время — Шуйский район Ивановской области.

Хрящева А.И.

ХРЯЩЕВА Анна Ивановна

1868 г. — 13 октября 1934 г.

Анна Ивановна Хрящева являлась одним из пионеров социал-демократического движения в Иваново-Вознесенске. Она была одной из немногих партийных работников-интеллигентов

Из воспоминаний об А. И. Хрящевой

Родилась Анна Ивановна Хрящева в крестьянской семье с. Никологоры Вязниковского уезда Владимирской губернии. Окончив сельскую школу, пос­тупила на акушерские курсы в Москве. Там вошла в студен­ческий народовольческий кружок. В 1892 г. вместе с дру­гими курсистками была арес­тована и заключена в Бутырс­кую тюрьму.

Долгие тюремные будни и полицейский надзор не убили в юной девушке стремления быть на передних рубежах классо­вой борьбы. Этому Анну Хрящеву научили книги по фило­софии, труды Маркса и Эн­гельса. Они помогли ей изба­виться от народнических взгля­дов на революционное движе­ние.

После освобождения Хрящеву выслали на два года под надзор полиции в Суздаль. В 1897 г. она приехала в Ивано­во-Вознесенск, где поступила ткачихой на фабрику Гандуриных. Анна Ивановна очень энергично включилась в пар­тийную работу: сняла кварти­ру у Е. В. Иовлевой1, устано­вила связь с оставшимися на свободе после арестов членами Иваново-Вознесенского «Рабо­чего союза», проводила заня­тия в марксистских кружках, вместе с О. А. Варенцовой организовывала их на фабриках и заводах, быстро завоевав симпатии рабочих, За деятельностью А. И. Хрящевой в Иваново-Вознесенской социал-демократической организации тщательно следила поли­ция. В одном из донесений 1897 г. о собрании подпольщиков го­ворилось: «...На этих собраниях главным образом обсуждался вопрос об организациях «Рабочего союза», о средствах борьбы с капиталистами, а также читались некоторые нелегальные со­чинения. Вскоре по своему прибытию Хрящева... составила программу «внутреннего распорядка организации кружка», ко­торая была подвергнута обсуждению рабочих на загородной сходке и одобрена...»

В этот период численность «Рабочего союза» выросла до 100 человек. Было решено партийную работу перенести непос­редственно на предприятия, создав руководящее ядро органи­зации, в которое вошла и Хрящева. «Рабочий союз» провел маевку на Талке. Анна Ивановна выступила с небольшим док­ладом о происхождении праздника международной солидарнос­ти рабочих, председатель собрания Н. П. Грачев рассказал о положении пролетариата в России и необходимости классовой борьбы.

В полицию поступили подробные сведения об этой сходке, и в начале июня 1897 г. по городу были проведены массовые обыски и аресты. Однако после предварительного заключения большинство арестованных освободили, а О. А. Варенцову и А. И. Хрящеву, как «неблагонадежных» и ранее привлекавших­ся к суду за революционную деятельность, выслали на два го­да в г. Бирск Уфимской губернии.

Отбыв срок ссылки, Хрящева поселилась в Самаре, где снова активно работала в подпольной организации. Полицейские пре­следования заставляли ее часто менять место жительства: она переезжает в Царицын, затем в Москву и снова в Самару.

В 1916—1917 гг. Анна Ивановна работала земским статис­тиком в Петрограде. После Великой Октябрьской социалистиче­ской революции по заданию ЦК партии организовывала совет­скую статистическую службу.

А. И. Хрящеву лично знал В. И. Ленин, ее часто вызывали в качестве консультанта на заседания Совнаркома. В Цент­ральном статистическом управлении РСФСР она сначала заве­довала сектором динамики сельского хозяйства, позднее — отде­лом сельскохозяйственной переписи. В 1929 г. по состоянию здоровья перешла на пенсию.

Анной Ивановной Хрящевой написан ряд научных трудов по вопросам экономики сельского хозяйства.

1     Е. В. Иовлева («Баба Мокра») - хозяйка конспиративной квартиры в Иваново-Вознесенске.

Симонов П.М.

СИМОНОВ   Павел Матвеевич

Февраль 1880 г. — 20 августа 1930 г.

Но люди о вас

                  не забыли,

Вписали в сердца

                и гранит.

Вы миру Октябрь

                                подарили,

И мир вам бессмертье

                              дарит.

                                                          М. Львов

Шел 1905 год. Кровавые события 9 января в Петербур­ге всколыхнули рабочих. Пар­тийная организация Иваново-Вознесенска готовилась к все­общей политической стачке. Городской комитет РСДРП принял решение об организации подпольной типографии. Поручили это сделать Павлу Матвеевичу Симонову.

Родился он в Иваново-Воз­несенске в семье рабочего. Двенадцатилетним подростком был отдан на обучение в одну из типографий, где получил необходимые познания в поли­графии. В 1903 г. Павел Си­монов поступил токарем на ме­ханический завод Дюсиметьера. Здесь сблизился с передо­выми рабочими, познакомился с нелегальной литературой и стал посещать марксистский кружок, которым руководил Е. А. Дунаев.

В 1904 г. Павла Матвееви­ча приняли в РСДРП. Теперь он уже сам вел разъяснитель­ную работу среди текстильщи­ков, распространял нелегаль­ную литературу. Скромный и уравновешенный, он был актив­ным подпольщиком с незауряд­ным даром конспиратора. Во время всеобщей политической стачки рабочие завода избра­ли его депутатом в первый об­щегородской Совет.

Павел Матвеевич жил в нижнем этаже двухэтажного дома на Гандуринской улице1. Типографская техника была размещена в подполье квартиры.

Здесь нелегальная типография проработала более четырех месяцев, в течение которых в ней печатались бюллетени о ходе всеобщей политической стачки и многочисленные листовки. Ти­раж их порой доходил до 10 тысяч экземпляров.

Работа в типографии была изнурительной и тяжелой. Неред­ко приходилось вести ее в духоте и тесноте целыми сутками. Си­монову помогал большевик П. В. Чихачев. Вдвоем они за день изготовляли по 3 — 4 тысячи оттисков, а жена Симонова, Анна Яковлевна, доставляла в типографию бумагу, краски и выноси­ла напечатанную продукцию. В своих воспоминаниях П. М. Симонов писал: «На этой квартире в течение 4 — 5 месяцев я был как бы замурован, работая день и ночь над набором и печатани­ем листовок...» В типографию имел доступ только один из чле­нов городского комитета партии, приносивший тексты листо­вок. Авторами многих из них были М. В. Фрунзе и А. С. Буб­нов. Только в октябре после окончания стачки полиция напала на след типографии, и по решению городского комитета партии ее срочно пришлось переместить на другую квартиру в местечко Ямы. Здесь были отпечатаны листовки «Социал-демократия и черная сотня», «Кто идет под красным и кто под белым знаме­нем», «Кровавые московские дни», «Новый закон, или волчьи зу­бы и лисий хвост» и другие.

В 1906 г. Иваново-Вознесенский окружной комитет РСДРП организовал нелегальную типографию в Шуе, куда по рекомен­дации М. В. Фрунзе переехал и П. М. Симонов. Наладив шуйс­кую «печатню», он в апреле 1907 г. снова возвратился в Иваново-Вознесенск, поступил слесарем на одну из фабрик и одновремен­но продолжал работать в «своей» типографии, переведенной в это время в Хуторов, на Крестовую улицу2.

Вскоре последовал арест. При обыске у него на квартире жандармы нашли партийный устав и типографскую краску. Три месяца Павел Матвеевич находился под следствием, затем — в шуйской тюрьме, а в сентябре 1907 г. его перевели во владимирс­кий централ. В феврале 1910 г. состоялся суд, который пригово­рил Симонова к четырем годам каторжных работ и ссылке в Енисейскую губернию, где он пробыл до 1917 г.

В родные края Симонов вернулся лишь после Февральской революции. Стал работать токарем на заводе, где начиналась его революционная деятельность, был избран секретарем партий­ного комитета. В июле 1917 г. его назначили начальником отря­да Красной гвардии, в 1918 г. — председателем губернской комис­сии страхования, а в апреле 1919 г. он добровольцем ушел на фронт. Там был назначен сначала помощником военкома, за­тем военкомом полевого контроля Южной группы войск Орен­бургского укрепленного района и Киргизского военкомата. Де­мобилизовался в 1921 г.

Вернувшись в Иваново-Вознесенск, работал председателем уездной, затем заместителем председателя губернской рабоче-крестьянских инспекций. В 1923—1927 гг. находился на партий­ной и хозяйственной работе в Вичуге и Иванове. Активную дея­тельность П. М. Симонова в 1927 г. прервал несчастный случай. Он попал в автомобильную катастрофу, в результате чего дли­тельное время был прикован к постели.

«Наш ивановский первопечатник», — с гордостью называют Павла Матвеевича Симонова земляки. Его именем названа одна из улиц областного центра.

1    В настоящее время — улица 8 Марта.

2     В настоящее время — ул. Звездная, дом 33.

Разумова М.Н.

РАЗУМОВА   (Лебедева) Матрена Николаевна

Канарейка

1880 г. — 23 августа 1944 г.

Вокруг нее всегда группировались работницы, ее любили, верили и шли за ней. Она воспитывала у текстильщиц классовую солидарность, призывала их к выдержке и стойкости.

Из воспоминаний о М. Н. Разумовой

Самым важным, определя­ющим дальнейший путь для Матрены Николаевны, был год девятьсот четвертый. Она всту­пила в партию и стала органи­затором политической работы среди женщин.

Родилась в д. Некрасо­во Широковской волости Нерехтского уезда Костромской губернии1 в бедной крестьян­ской семье. Трудовую жизнь начала с десяти лет, жила «в людях», самоучкой постигла грамоту. В 1894 г. вместе с родителями переехала в Иваново-Вознесенск, где поступила на фабрику Н. Дербенева. Там, познакомившись с передовыми работницами, стала посещать занятия женского марксистско­го кружка.

Во время всеобщей стачки в Иваново-Вознесенске летом 1905 г. молодую ткачиху избра­ли в Совет рабочих депутатов. После окончания забастовки с предприятия ее уволили.

В 1906 г. опытную револю­ционерку направили на помощь Середской партийной органи­зации. Работая на фабрике Горбуновых, Матрена Никола­евна вела революционную аги­тацию среди текстильщиков, была одним из руководителей выступления середских рабо­чих, участвовала в разоруже­нии полиции, а позднее пере­возила оружие боевикам Кост­ромы и Иваново-Вознесенска.

В 1907—1909 гг. М. Н. Разумова содержала в Иваново-Вознесенске конспиративную квартиру, поддерживала связь городского комитета большеви­ков с подпольной типографией, снабжала ее шрифтом, бумагой, выносила отпечатанные прокламации. Матрена Николаевна от­личалась неутомимой энергией и большой находчивостью при распространении нелегальных изданий. В последующие годы Разумова принимала участие в организации стачек, в деятельности профсоюза текстильщиков и создании рабочего коопера­тива.

После Февральской буржуазно-демократической революции Матрена Николаевна вновь становится депутатом Иваново-Вознесенского городского Совета, членом его исполнительного ко­митета, а также гласным городской думы. Одновременно входи­ла в состав фабкома фабрики Н. Гарелина, где она тогда рабо­тала. В марте 1917 г. в городе создается «Союз солдатских жен», активным членом которого стала и М. Н. Разумова. Она занима­лась обследованием семей фронтовиков, организовывала сбор средств в помощь остро нуждающимся.

Великий Октябрь открыл широкую дорогу перед простой тка­чихой. Разумова работала в отделе общего управления городско­го Совета, входила в состав инициативной группы по органи­зации работы среди женщин. 10 мая 1918 г. была избрана чле­ном окружного комитета партии, а несколько позднее стала инструктором отдела по работе в деревне губкома РКП(б).

В 1919 г. Матрену Николаевну направили в Москву на че­тырехмесячные курсы при первой советско-партийной школе. На выпуске курсантов, где присутствовали В. И. Ленин и Н. К. Крупская, ей предоставили слово. О выступлении Матре­ны Николаевны на этом вечере одобрительно отозвался Влади­мир Ильич.

Некоторое время Разумова находилась в распоряжении ЦК РКП (б), вела обследование детских учреждений. В 1920 г. вер­нулась в Иваново-Вознесенск и по 1922 г. работала в губкоме партии заведующей отделом по работе среди женщин. Затем была переведена на профсоюзную работу в губпрофсовет. В кон­це двадцатых годов была председателем губотдела профсоюза пищевиков, а с 1930 по 1933 г. возглавляла областную детскую комиссию. Позднее по состоянию здоровья находилась на пен­сии.

Одна из улиц г. Иванова, на которой жила последние годы М. Н. Разумова, названа ее именем. Образ пламенной револю­ционерки увековечен в мемориале на легендарной Талке.

1     В настоящее время — Фурмановский район Ивановской области.

Сурков П.И.

СУРКОВ    Петр Ильич

1876 г. — 1946 г.

Представитель рабочей партии и рабочего класса, с.- д. Сурков один из всей Думы поднял прения на действительно принципиальную высоту и сказал без обиняков, как относится к церкви и религии пролетариат, как должна относиться к ней вся последовательная и жизнеспособная демократия.

В. И. Ленин

Так оценил Владимир Иль­ич одно из выступлений П. И. Суркова в III Государственной думе при обсужде­нии сметы синода. «В общем и целом... речь тов. Суркова пре­восходна, — подчеркивал вождь, — и должна быть рас­пространяема всеми организа­циями. Обсуждением этой речи фракция доказала добросо­вестное исполнение своего с.-д. долга»1.

Эта высокая оценка ярко характеризует деятельность П. И. Суркова в Думе по за­щите интересов трудового на­рода в условиях самодержавия и разгула реакции.

Родился он в семье кресть­ян деревни Кутилово Юрьевецкого уезда Костромской губернии2. Подростком посту­пил на фабрику Красильщиковой в Родниках. Там познако­мился с передовыми рабочими и в 1905 г. вступил в РСДРП. Принимая участие в выборах в I и II Государственные думы, активно выступал на рабочих собраниях и завоевал популяр­ность среди текстильщиков Вичуги, Кинешмы, Костромы.

В 1907 г. рабочая курия Костромской губернии избра­ла Суркова депутатом в III Государственную думу. «Пусть наши избранники и в III Ду­ме, — говорилось в листовке Иваново-Вознесенской большевистской организации, — продолжают ту работу, которую они вели и во второй... Пусть снова разоблачают они преступную политику правительства и предательство буржуазных партий».

Уже в своей первой речи П. И. Сурков подверг критике поли­тику самодержавия. Выступление Петра Ильича вызвало недо­вольство черносотенцев, октябристов, кадетов. В 1908 г. Сурков резко критиковал законопроект о расширении сети церковно-при­ходских школ, говорил с трибуны Думы и о том, что научные знания и художественные ценности должны быть доступны для широких народных масс. Положение депутатов социал-демо­кратов в Думе было очень трудным, но им помогала пролетар­ская закалка и опыт большевиков-подпольщиков. Одновременно П. И. Сурков сотрудничал в легальной большевистской газете «Звезда».

Каждые Думские каникулы Сурков проводил на родине и от­читывался перед рабочими о своей деятельности. В августе 1910 г. он принял непосредственное участие в организации ок­ружной партийной конференции, собравшейся в с. Владычное (около Кинешмы). При налете полиции он пошел на риск, взяв наиболее важные партийные документы, и этим спас участников конференции от судебного преследования: жандармы не реша­лись обыскать депутата.

В 1912 г., когда истек срок депутатских полномочий, П. И. Сурков остался в Петербурге.

После Великой Октябрьской социалистической революции Петр Ильич снова жил в родных местах. Позднее работал в Москве, на заводах электроламповом и «Динамо».

1           В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 17, с. 426, 438.

2           В настоящее время — Родниковский район Ивановской области.

Сарментова М.П.

САРМЕНТОВА Матрена Петровна

Марта

1877 г. — 7 апреля 1922 г.

Не может быть социалистического переворота, если громадная часть трудящихся женщин не примет в нем значительного участия.

В. И. Ленин

К началу бурных событий 1905 г. женщины-текстильщи­цы принимали активное учас­тие в деятельности Иваново-Вознесенской большевистской организации. Среди них была и Матрена Петровна Сарментова. Родившись в семье ковровских рабочих, она с малых лет нянчила чужих детей, бы­ла прислугой, наконец, попала на иваново-вознесенскую фаб­рику Бакулина. Здесь эксплуа­тация рабочих усугублялась полным отсутствием охраны труда, и чаще других голос протеста против возмутитель­ного отношения владельцев и администрации к рабочим под­нимала М. П. Сарментова. Ее имя стало очень популяр­ным среди работниц. Е. А. Ду­наев, работавший на этой же фабрике, познакомил Матрену Петровну с К. И. Корякиной, партийным организатором сре­ди работниц одного из районов города. В руководимом ею кружке стала заниматься и Матрена Сарментова. В 1904 г. она вступила в РСДРП, полу­чила партийную кличку Марта.

В связи с подготовкой лет­ней стачки 1905 г. на заседа­нии группы Северного комите­та РСДРП, проходившем в на­чале мая, ей было поручено обеспечить организованное прекращение работы в ткац­ком производстве фабрики. Матрена Петровна успешно справилась с этим заданием. Первыми забастовали в Иваново-Вознесенске рабочие фабрики Бакулина. По свидетельству очевидцев, выступление Мар­ты 13 мая на городской площади вызвало горячий отклик у присутствовавших женщин. Многие из них кричали: «Верно, справедливо!» и тоже требовали слова, чтобы излить душу, на­страдавшуюся за годы унижений. Сарментова была избра­на в созданный в ходе стачки общегородской Совет рабочих де­путатов и вела политическую работу среди текстильщиц, часто выступала перед бастующими. Кроме того, она выполняла спе­циальные задания, занималась перевозкой оружия из Москвы, которое было необходимо для боевой дружины. В начале июля 1905 г. вошла в состав Иваново-Вознесенского комитета РСДРП.

В горячие дни борьбы Сарментова сменила место жительст­ва и поселилась в доме депутата Совета В. X. Селезнева, где бы­ла организована явочная квартира. Вместе с ней жила и А. И. Смелова-Перлович, тоже проводившая активную нелегальную работу.

6 октября 1905 г. был арестован ряд партийных работников, в том числе и Сарментова, но товарищи по борьбе, оставшиеся на свободе, организовали коллективное выступление рабочих в защиту арестованных, которые вскоре были освобождены.

Весной 1907 г. готовилась всеобщая стачка текстильщиков Центрального промышленного района, но она была сорвана по­лицией. Начались аресты подпольщиков и передовых рабочих. 13 июня 1907 г. Марту заключили в тюрьму, а затем сослали на се­вер России.

После возвращения из ссылки М. П. Сарментова переехала из Иваново-Вознесенска в Кинешму, поступила ткачихой на фаб­рику «Томна». Вместе с другими большевиками она продолжала вести активную партийную работу, участвовала в распростра­нении газеты «Правда». В начале 1914 г. Марту избрали членом исполнительного бюро Кинешемской группы РСДРП и в коми­тет по подготовке стачки текстильщиков. 12 апреля администра­ция фабрики «Томна» уволила с работы всех видных большеви­ков, в том числе и Сарментову.

После победы Октябрьской революции Матрена Петровна ве­ла работу по созданию в Кинешме детских учреждений. В 1921 г. была командирована в Поволжье на борьбу с голодом. Верну­лась она с сильно подорванным здоровьем и вскоре скончалась.

Именем мужественной революционерки названа улица в Ива­нове.

Макаров А.Д.

МАКАРОВ  Аристарх Дмитриевич

Апрель 1881 г.— 15 октября 1932 г.

Коммунисты не щадят сил своих, не боятся жертв в борьбе за настоящую, подлинно человеческую жизнь.

  Ю. Фучик

«События 9 января 1905 г. и нелегальные брошюры за­ставили меня окончательно встать на революционный путь и возненавидеть существующие порядки»,— писал в автобио­графии А. Д. Макаров.

Родился он в крестьянской семье Комаровской волости Кинешемского уезда Костром­ской губернии1. Пятнадцати­летним подростком поступил работать ткачом на фабрику «Томна». Здесь познакомился с революционно настроенными рабочими, от которых стал по­лучать нелегальную литерату­ру. Затем он стал членом под­польного кружка, а в 1905 г. был принят в РСДРП.

В феврале 1907 г. Аристарх Дмитриевич избирался в сос­тав кинешемской «хлебной ко­миссии» (Совета), принимал активное участие в создании профсоюзов. В ноябре 1907 г. в знак протеста против ареста социал-демократической фрак­ции II Государственной думы большевики Кинешмы, в том числе А. Д. Макаров, И. П. Се­дов, Г. Г. Цветков и другие, в своих выступлениях перед ра­бочими разоблачали политику царского правительства. Вла­сти жестоко расправились с ба­стующими. Многие были аре­стованы, среди них и Аристарх Дмитриевич.

Пробыв три года в ссылке в г. Сольвычегодске Вологод­ской губернии, он возвратился на родину и вел нелегальную работу в городе Кинешме.

В сентябре 1910 г. вместе с другими участниками областной партийной конференции, проходившей близ Кинешмы, Макаро­ва арестовали, но через четыре месяца освободили «за недостат­ком улик». Он уехал в Москву, работал чернорабочим на заво­де «Жако». За активную революционную деятельность в апреле 1911 г. снова был арестован и выслан на три года в с. Долгая Щель Мезенского уезда Архангельской губернии.

В 1914 г. после окончания ссылки устроился ткацким под­мастером на одну из подмосковных фабрик, а через год был мобилизован в действующую армию, служил в Выборге.

Там его застал февраль 1917 г. А. Д. Макаров участвовал в создании Выборгского Совета рабочих депутатов и большевист­ской фракции при нем. Был избран председателем Выборгского комитета большевиков.

В октябре 1917 г. А. Д. Макаров принимал активное уча­стие в установлении Советской власти на Псковщине.

В 1918 г. Макаров назначается комиссаром Беломорского, затем Орловского военных округов. На Северном фронте он за­ведовал районным политотделом в городе Котласе.

В 1919 г. А. Д. Макаров — комиссар 30-й дивизии Восточ­ного фронта. С занятием Красной Армией Тюмени он становит­ся председателем губернского ревкома. Осенью 1919 г. Макаров выехал на фронт в качестве комиссара 51-й дивизии. Приказом по 5-й армии был направлен в распоряжение Сибревкома, ра­ботал в городах Петропавловске Акмолинской губернии, Омске, где являлся членом губисполкома. В конце 1920 — начале 1921 г. вел партийную работу в Иркутске.

В апреле 1921 г. ЦК РКП (б) направляет А. Д. Макарова в Иваново-Вознесенскую губернию. Здесь он избирается сначала секретарем Кинешемского, затем Юрьевецкого уездных комите­тов партии, а с мая 1924 г.— членом губернской контрольной комиссии. Летом он был послан на Урал в г. Златоуст, где ра­ботал заведующим орготделом окружного комитета РКП (б).

Вновь вернулся в Иваново в 1926 г. Некоторое время яв­лялся директором фабрики имени Балашова. После организации Ивановской промышленной области работал в Рыбинске пред­седателем окружного исполнительного комитета. В 1932 г. был торгпредом в Германии.

Умер Аристарх Дмитриевич в Москве. Урна с его прахом пе­ревезена в Кинешму и замурована в стене Красноволжского комбината. Одна из улиц города носит его имя, а в фабричном сквере в память о революционере установлен обелиск.

1   В настоящее время — Кинешемский район Ивановской области.

Дополнительная информация