Г.А. Зюганов: «Выборы превращены в спецоперацию по параличу демократических процессов».

Заседания Совета "Союза рабочих" проходит каждый четверг с 18.00 до 20.00

по адресу: г. Иваново, пл. Революции, д. 2/1, ком. 248. Ивановский ГК КПРФ

Г.А.Зюганов: Махинации на выборах достигли предела.

У промышленных предприятий Ивановской области, при этой власти, одна перспектива - банкротство.

РАСПРАВА

№141 (30784) 21—24 декабря 2018 года

Автор: Алёна ЕРКИНА.

Избит председатель независимого профсоюза, отстаивающего трудовые права работников

Когда Вадим Тарношинский, водитель первой автоколонны и одновременно председатель первичной профсоюзной организации «Правозащита», созданной работниками ФГБУ «Автобаза №2» Управления делами президента РФ, 13 ноября вместе с товарищем направлялся для решения производственных вопросов к руководству предприятия, он и не предполагал, чем закончится этот поход. А закончился он… сотрясением мозга у В. Тарношинского и впоследствии — госпитализацией профсоюзного активиста в больницу с разного рода повреждениями, в том числе синяками и кровоподтёками.

Водители объединились

Но прежде чем сообщить читателю о том, что, собственно, случилось 13 ноября, вернёмся к предшествующим этому дню событиям.

Решение о создании первичной профсоюзной организации работников ФГБУ «Автобаза №2» Управления делами президента РФ «Правозащита» (входит в Российский профсоюз работников (учащихся) учреждений образования и культуры, государственных, муниципальных и некоммерческих организаций, коммунального хозяйства, торговли (РПРиУ) — Союз профсоюзов России (СПР) было принято водителями после того, как стало понятно, что представители официального профсоюза заниматься своими прямыми обязанностями — защитой трудовых прав работников — не очень-то стремятся. В октябре 2017 года 16 работников автобазы приняли решение объединиться в профсоюз, который сегодня насчитывает уже более 200 человек. Председателем профсоюзной организации был избран водитель первой автоколонны Вадим Тарношинский.

Корреспондент «Правды» съездила в больницу, куда был госпитализирован Тарношинский, и поговорила с профсоюзным лидером по поводу происходящего на автобазе.

«Проблем с соблюдением трудового законодательства в нашей организации много, — рассказал Вадим. — Прежде всего устанавливаются незаконные графики работы. Водители, обслуживающие Госдуму, например, трудятся по 14 часов, а есть и те, кто за рулём проводит по 17 часов. Хотя, в соответствии с приказом минтранса №15 «Об утверждении Положения об особенностях режима рабочего времени и времени отдыха водителей автомобилей», больше 12 часов находиться за рулём нельзя.

Это всё оправдывается якобы ненормированным рабочим днём и соответственно никак дополнительно не оплачивается. Однако ненормированный рабочий день, о котором, в частности, говорится в статье 101 ТК, предполагает, что труд в таком режиме должен являться эпизодическим явлением. То есть водители автобазы №2, в частности, не могут перерабатывать каждую смену, как это сейчас происходит.

Кстати сказать, мы неоднократно обращались в трудовую инспекцию, и автобаза была оштрафована в совокупности по всем нарушениям на 300 тысяч рублей.

Начальство пренебрежительно относится к своим работникам. Людей увольняют, не задумываясь, игнорируя законодательство. В октябре 2017 года я также был уволен руководством автобазы. В начале того месяца я узнал, что ко мне применено дисциплинарное взыскание в виде замечания и выговора. Моя «вина» заключалась в том, что, находясь в отпуске, я несколько раз посещал объекты ФГБУ «Автобаза №2» (11, 14 сентября и 3 октября) по просьбе членов профсоюза. Мои действия регламентировались частью 5 статьи 11 Федерального закона «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» от 12 января 1996 года, которая гласит, что «профсоюзные представители вправе беспрепятственно посещать организации и рабочие места, где работают члены соответствующих профсоюзов, для реализации уставных задач и предоставленных профсоюзам прав». Однако всё это было представлено руководством таким образом, что я якобы отвлекал работников от выполнения ими своих трудовых обязанностей (формулировка про запрет отвлекать есть в коллективном договоре). То есть первое взыскание я получил за мой приезд на профсоюзное собрание в свой выходной день и за разговор с водителями, находившимися на обеде. Применение работодателем дисциплинарного взыскания в виде замечания в данном случае, на мой взгляд, это прямое воспрепятствование деятельности профсоюзной организации.

Далее события разворачивались таким образом. 6 октября работодатель потребовал от меня дать объяснение о нарушениях мною Правил дорожного движения, которые произошли в январе, марте и августе 2017-го. Однако на момент поступления данного требования должностная инструкция водителя от 1 ноября 2013 года являлась устаревшей и не действовала, в ФГБУ «Автобаза №2» 22 сентября 2017 года была утверждена новая инструкция водителя, в которой ответственность за несоблюдение ПДД отсутствует. Кроме того, работодатель пропустил срок давности привлечения к дисциплинарному взысканию, который составляет один месяц со дня обнаружения проступка.

Помимо этого, видимо, чтобы уж наверняка иметь повод избавиться от меня, они влепили третье замечание: якобы я отвлекал механика. Находясь на работе, я заметил, что у закреплённого за мной автомобиля спустило колесо, и обратился к механику, чем, по мнению руководства, отвлёк его (!!!). Мне был вручён приказ об увольнении по п. 5 статьи 81 ТК за «неоднократное неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание». При этом руководство проигнорировало статью 374 Трудового кодекса РФ («Гарантии работникам, входящим в состав выборных коллегиальных органов профсоюзных организаций и не освобождённым от основной работы»), гласящую, что увольнение председателей профсоюза и их заместителей допускается только с учётом мнения профсоюзной организации. Запрос в наш профком по этому поводу не был сделан.

Моё увольнение, считаю, было связано с деятельностью на должности профсоюзного председателя: я начал задавать неудобные вопросы руководству и требовать соблюдения трудовых прав в отношении водителей. Я почти год судился с автобазой, и в итоге апелляционная инстанция Московского городского суда восстановила меня на работе. Приказы о моём увольнении и наложении дисциплинарных взысканий были признаны незаконными, в результате было принято решение взыскать в мою пользу с автобазы средний заработок за время вынужденного прогула в размере 517535 рублей. Пока никаких денег я не получил.

Вместе со мной были уволены два члена нашего профсоюза: одному из них, Александру Козлову, влепили выговоры за то, что не пропылесосил машину и не протёр пыль под капотом, это якобы является нарушением должностной инструкции. При этом руководство не обратило внимания на тот факт, что у Александра на иждивении двое детей, мать — инвалид первой группы, жена ухаживает за ней и не работает. Причём «властители судеб» так торопились избавиться от профсоюзных активистов, что Козлова, например, уволили в тот момент, когда он находился на больничном, а это категорически запрещает законодательство. Причём руководство отправило нам уведомление на согласование увольнения члена профсоюза Козлова… на тот адрес, где по решению суда должно располагаться помещение для нашего профсоюза, которое нам так и не предоставил работодатель.

Тут надо сказать, что 10 сентября нынешнего года мы выиграли у автобазы суд по поводу выделения помещения для нашего профсоюза. Данная обязанность для работодателя предусмотрена частью 2 статьи 377 Трудового кодекса РФ, однако администрация автобазы не выполняла эту норму. В результате суд всё-таки обязал её предоставить нам половину помещения, выделенного ею по коллективному договору «своему» профкому. Пока решение суда не выполнено.

Что касается Козлова, то мы подали в суд, и он также был восстановлен на работе. Правда, спустя некоторое время его уволили опять — за то, что забыл дома водительское удостоверение. Сейчас опять подаём судебный иск о восстановлении».

Избиение

13 ноября Вадим Тарношинский вместе с товарищем — водителем второй автоколонны Максимом Кузнецовым — прибыл на автобазу, чтобы вручить гендиректору В.В. Вотякову письма от профсоюзной организации по поводу ряда производственных вопросов. По словам Вадима, на проходной они встретили начальника соцотдела автобазы Сергея Воронина.

«Мы поинтересовались у него, можем ли приобрести путёвки для отдыха с семьями в ведомственном учреждении, — рассказал Вадим. — Сначала он сделал вид, что не заметил нас, и прошёл мимо. Когда мы повторили свой вопрос, вместо ответа Воронин плюнул в меня несколько раз, что зафиксировано на видео-записи, начал оскорблять, утверждая, что я его бил. Однако никаких свидетелей или других доказательств противоправных действий с моей стороны не существует. К тому же говорил он о событиях полуторагодичной давности — именно тогда он меня впервые обвинил в нанесении ему телесных повреждений. Воронин даже обращался в органы МВД по этому поводу, участковый провёл проверку и отказал в возбуждении уголовного дела, поскольку показания «потерпевшего» не подтвердились. Он обжаловал этот отказ, но дополнительная проверка также не выявила никаких нарушений». «По моему мнению, — считает Вадим, — происшедшее 13 ноября было спланированной провокацией с целью вынудить меня ввязаться в драку, а потом — вновь уволить. Но — опять не срослось».

На провокацию он не поддался. На видеозаписи хорошо видно, как словесные оскорбления со стороны Воронина переходят в физическую агрессию, причём его не остановило даже присутствие свидетеля Кузнецова. Начальник соцотдела нанёс Тарношинскому ряд ударов по корпусу и по голове и не прекратил избиение даже после того, как Вадим упал. Лежащего на земле профсоюзного активиста Воронин, войдя в раж и, видимо, будучи уверенным в своей безнаказанности, ещё несколько раз ударил ногами. Затем оттолкнул пытавшегося помешать расправе Кузнецова и выбил из его рук мобильный телефон, по которому тот собирался вызвать полицию.

После избиения Воронин вернулся на территорию автобазы, а Тарношинский обратился к участковому, медпомощь ему была оказана в травмпункте.

На следующий день состояние Тарношинского резко ухудшилось, начала сильно кружиться голова. В поликлинике, куда Вадим обратился, был поставлен диагноз: сотрясение мозга.

Подобные события должны, по идее, привести к самой серьёзной проверке — внутреннему расследованию, реакции вышестоящих инстанций.

Однако, как рассказал Вадим Тарношинский, когда один из членов профсоюза поинтересовался у юриста предприятия, проводится ли какая-то проверка по поводу избиения, последовал ответ: оно же произошло во время отпуска Тарношинского и к тому же за территорией предприятия. Логика юриста потрясает.

Корреспондент «Правды» также пыталась связаться с руководством ФБГУ «Автобаза №2», чтобы выслушать альтернативную точку зрения на происходящие события: и по поводу нарушений трудовых прав на предприятии, и по поводу избиения лидера профсоюза «Правозащита». Но сделать этого не удалось. Гендиректор Вотяков, по словам его секретаря, в эти дни — как-никак конец года — оказался очень занят. Да и что он может сказать, отметила девушка, ведь избиение произошло за территорией предприятия, а по поводу деятельности «Правозащиты» — так сейчас идут суды, и тоже какие-либо комментарии вы вряд ли получите. На предложение перезвонить в удобное время по оставленному телефону гендиректор не отреагировал.

Самому Вадиму заместитель гендиректора автобазы Сергей Марко, когда пострадавший пытался узнать, проводится ли какая-либо служебная проверка по факту его избиения, ответил, что ничего об этом не знает, знает только то, что приходил участковый.

Права обретаются в борьбе

«Всё происшедшее я связываю с личной местью Воронина, который ранее был председателем профсоюза ФГБУ «Автобаза №2», — заявляет Вадим Тарношинский. — В связи с тем, что Воронин не занимался должным образом своими обязанностями как профсоюзный руководитель, водителями было принято решение создать свой профсоюз, председателем которого выбрали меня. Воронин же своего поста лишился.

Сначала руководство и не подумало, что какие-то водители будут угрожать его спокойствию, нарушая плавное течение жизни на предприятии, но, когда поняли серьёзность наших намерений, всё-таки обратили на нас внимание. 22 августа 2017 года, когда мы (16 человек, образовавшие костяк профсоюза) проводили учредительное собрание, они вызвали полицию. Не хватало только бэтээров и водомётов для психологического устрашения.

А потом началась «весёлая» жизнь. После организации профсоюзной ячейки мы направили письма руководству, заявив о необходимости сотрудничества и обсуждения трудовых вопросов, но руководство объявило созданный нами профсоюз «нелегитимным», мотивируя это тем, что он не зарегистрирован как юридическое лицо. Хотя данный факт не играет ключевой роли в возможности защищать трудовые права работников.

Когда же мы зарегистрировали профсоюз, надеясь на положительные изменения во взаимодействии водителей с администрацией, всё осталось по-прежнему. Руководство ФГБУ «Автобаза №2» нашло новую, ещё более интересную причину: мол, профсоюз неправильно зарегистрирован.

Удивительные дела творятся в данной организации. Проблемы замалчиваются, несмотря на то, что мы обращались и в администрацию президента с описанием всех нарушений, и в другие инстанции, все «герои» сюжетов продолжают трудиться на своих местах. СМИ тоже, видимо, не интересна эта тема.

Мы стараемся вскрывать болевые точки на предприятии и добиваемся огласки, считаем, что профсоюз — это мощное средство воздействия на работодателя в правовом поле. На канале в «Ютубе» мы регулярно выкладываем видео с информацией о творящихся безобразиях.

Раньше доходило до того, что многие работники, особенно предпенсионного возраста, даже не знали о том, какую информацию содержит коллективный договор. А ведь это — важнейший документ, регулирующий режим труда и отдыха, начисление заработной платы и т.д. Когда мы начали освещать эту тему, многие люди, можно сказать, прозрели. Работодателю, конечно, выгодно, чтобы подчинённые лишних вопросов не задавали, не знали свои права, но мы с таким подходом боремся. Есть определённые проблемы: не все люди готовы вести себя активно, добиваться соблюдения своих прав, многие боятся увольнений и преследований. Но те, кто к нам пришёл, осознают: сила — в объединении, поодиночке ничего не получится».

А что же дальше? Планы профсоюза «Правозащита» всё те же — продолжать защищать интересы работников, разъяснять им их права, показывать, что за них нужно и можно бороться, восстанавливать пострадавших за профсоюзную деятельность в судах, через суд решать и другие рабочие вопросы, раз руководство избрало такой метод взаимодействия. Сила — в единстве, уверен Вадим Тарношинский. И хочется верить, что напор, энергия, уверенность в своей правоте помогут ему и его товарищам в этой справедливой борьбе.

С сайта http://gazeta-pravda.ru/issue/141-30784-21-24-dekabrya-2018-goda/rasprava/

Профсоюзная профанация

Михаил Мокрецов

Полная и безоговорочная деградация профсоюзного движения.

Ивановское областное объединение профсоюзов сообщает, что 25 октября 2018 года состоялась учредительная конференция областной организации Российского профсоюза работников среднего и малого бизнеса.

Председателем избран предприниматель Владимир Петренко. Он пожелал членам нового областного профсоюза успехов в защите прав и интересов работников среднего и малого бизнеса, в достижении сплоченности предпринимателей под профсоюзной эгидой. В декабре должно будет состояться решение о включении бизнес-профсоюза в состав областного профобъединения.

Неизвестно, каков на самом деле бизнесмен Владимир Петренко, два предприятия, которые он возглавлял, ликвидированы. Важно, что он был учредителем, также ныне ликвидированной, общественной организации «Центр новых политических предложений «Сильный президент – «Единая Россия».

Возглавлял «Сильного президента» довольно известный почти политик Андрей Кондратьев, сейчас работающий главой Ильинского района.

Глубинный и единственный смысл профсоюзной деятельности – отстаивание трудовых прав наемных работников. У предпринимателей по определению нет и не может быть никаких трудовых прав. Бизнес существует на совершенно других принципах.

Взаимоотношения предпринимателей и власти – это, скорее, политика, но точно не профсоюз. Господа из «профсоюза работодателей» (оксюморон – сочетание несочетаемого), по всей видимости, столбят себе какое-то особое место на местном рынке лоббизма и отношений с губернатором, правительством и проч.

Сегодня ниша профсоюзного движения занята организациями, которые очень мало имеют отношения к истинному смыслу профессиональных союзов. Соответственно, настоящим профсоюзам просто нет места.

Наши профсоюзы – это соглашательская позиция с целью выторговывания профсоюзному руководству отдельных преференций и отстаивание коммерческих интересов как хозяйствующего субъекта.

С сайта https://ivanovolive.ru/news/13818

В Петербурге ликвидирован профсоюз работников автопредприятий. Прокуратура назвала его иностранным агентом

Санкт-Петербургский городской суд по иску прокуратуры ликвидировал                   Межрегиональный профсоюз «Рабочая ассоциация» (МПРА), который объединяет работников автопредприятий в 40 регионах. Заседание суда прошло днем 10 января.

Представитель прокуратуры заявил, что МПРА получал деньги из-за рубежа и ведет политическую деятельность, пытаясь изменить российское законодательство. Таким образом, по мнению истца, профсоюз выполнял функции иностранного агента. Суд не сталприсваивать МПРА этот статус, но ликвидировал организацию.

В ответ юрист МПРА Ульяна Солнцева заметила, что деньги профсоюз получал от международного объединения IndustriALL, в котором официально состоит. Трудовой кодекс позволяет профсоюзу предлагать изменения в законодательстве, но политической деятельностью тот не занимается.

С сайта http://www.lenty.ru/gobest.html?http://lenty.ru/cgi-bin/gop.cgi?https://meduza.io/news/2018/01/11/v-peterburge-likvidirovan-profsoyuz-rabotnikov-avtopredpriyatiy-prokuratura-nazvala-ego-inostrannym-agentom@0852

Не зря назвали "Молотом"

№140 (30637) 15 – 18 декабря 2017 года

https://kprf.ru/pravda/issues/2017/140/article-60105/

 

Три года назад состоялся пленум ЦК КПРФ, посвященный усилению партийного влияния в пролетарской среде. После него в Тольятти по инициативе горкома партии был создан межрегиональный профсоюз "Молот", который объединил в своих рядах наемных работников не только автограда, но и других городов.

О работе нового профсоюза по защите законных прав трудящихся шел разговор на конференции, в которой приняли участие представители трех десятков различных предприятий и организаций Тольятти. За минувшее время получен опыт, который может быть полезен в других регионах страны: ведь борьба "Молота" за права человека наемного труда проходила в условиях жесткого противостояния с администрацией предприятий и местной властью.

О плюсах и минусах в этой борьбе и шел разговор на конференции. А после нее - с лидером "Молота" Алексеем Красновым.

- Вопрос первый: с чего начали создание нового профсоюза?

- Начали с поиска инициативных людей из рабочей среды. Тех, кто остро чувствует несправедливость со стороны работодателя. Такие люди есть в каждом трудовом коллективе. Они не испытывают восторга от работы "ручных" и "карманных" профсоюзов. Работники ежедневно получают травмы на производстве, порой - со смертельным исходом. Рост зарплаты не успевает за галопом цен на продукты питания, на транспорт, на коммунальные услуги. Нижняя планка зарплаты до сих пор ниже прожиточного минимума, но прожить на эти деньги просто невозможно. Поэтому два с лишним десятка миллионов граждан страны не живут, а с трудом выживают. А лживые лидеры "розовых" профсоюзов с умными лицами сидят на заседаниях соглашательских трехсторонних комиссий в обнимку с работодателями и представителями власти, подписывают протоколы, от которых человеку наемного труда становится только хуже.

Но мало быть недовольным такой ситуацией. Надо быть готовым к борьбе. И мы сразу предупреждаем будущих членов нашего профсоюза, что их станут ловить на каждом промахе, угрожать увольнением. Так что актив сформировался из людей не робкого десятка.

Все наши опасения потом подтвердила жизнь. Так, лидеру вазовского "Молота" Дмитрию Сырицо вручили документы по предстоящему сокращению в день его рождения - такие вот у капиталистов методы "социального партнерства". Работает Дмитрий Сергеевич на АвтоВАЗе наладчиком сварочного оборудования. Специальность нужная и востребованная на производстве. Но его начальники готовы пойти на все, лишь бы освободиться от профсоюзного лидера. Мы тоже сделаем все, чтобы помешать им уволить Дмитрия.

Когда у нас сформировалась группа боевых рабочих, мы стали готовить документы к регистрации. Главный из них - устав. Кстати, на только что завершившейся конференции мы убрали из устава пункт о членских взносах. Причина в том, что в ответ на нашу активную защиту работников предприятий работодатели выкатывают нам иски по различным надуманным поводам и требуют, чтобы суд наказал нас штрафом. Логика у них такая: раз нельзя профсоюз запугать, значит, надо его разорить.

- Итак, документы подготовлены. Вы идете регистрироваться...

- Да, мы несколько раз подавали документы на регистрацию, платили пошлину и каждый раз получали отказ. Чиновники цепляются к каждой запятой. Думаю, им не нравится даже название профсоюза. Eсли бы мы его назвали "Одуванчик", может, было бы легче пройти бюрократические препоны. А то ведь назвали "Молот". Думаю также, чиновникам не нравится, что профсоюз связан с КПРФ. Это же всем известно, хотя в учредителях указаны только физические лица. Словом, все чиновникам не нравится. Но мы и не ждали, что нас встретят с цветами. Вот так помыкались с регистрацией и в итоге решили обойтись без нее. Законом это не запрещено. Eсть даже плюсы. Мы - общественная организация без создания юридического лица. А это значит, что нас нельзя лишить регистрации. Нельзя заморозить расчетный счет в банке - его у нас нет. Конечно, чиновники и работодатели что-нибудь придумают, но и мы придумаем в ответ. А пока идет активная "регистрация" нашего профсоюза в сознании рабочих. Идет кропотливая и повседневная работа десятка энтузиастов. Помогает нам и горком КПРФ. В помещении горкома мы проводим свои собрания. В партийной печати, в интернете размещаем заметки о профсоюзе. Выходим со своими знаменами на митинги протеста, которые проходят в Тольятти, Самаре и других городах. Конкретная защита интересов рабочего человека идет в судах. Сейчас мы участвуем в восемнадцати судебных процессах как сторона защиты и как ответчики по искам администрации предприятий к нашему профкому.

- Кого из рабочих удалось защитить от произвола администрации?

На том же АвтоВАЗе, к примеру, пытались сократить Владимира Парфенова. При этом ретивые начальники так спешили избавиться от работника, что допустили кучу нарушений. Не приняли во внимание его профессиональные способности, его опыт, не ознакомили в полном объеме с документами, которыми обосновано сокращение. Мы добились, чтобы суд первой инстанции признал увольнение незаконным и восстановил Владимира на работе. Сейчас ждем апелляцию со стороны АвтоВАЗа.

Судебные заседания - это для нас хорошая школа. Они помогают так организовать работу профсоюза, чтобы легче было отбивать атаки администрации предприятий. Рядового члена защищать от нападок и увольнений гораздо сложнее, чем "титулованных" профсоюзных активистов. Поэтому у каждого председателя первичной организации столько заместителей, сколько нам нужно. Ведь их увольнение необходимо согласовывать с профкомом. А еще судебные заседания научили нас фиксировать на бумаге, в видео- или аудиозаписях проводимую работу. Нужно доказать, что сокращают или увольняют активиста, который не просто числится председателем или заместителем председателя первичной профсоюзной организации, но и защищает интересы людей. Для этого мы, к примеру, рекомендуем с помощью диктофона делать такую запись: "Сегодня, 30 ноября 2017 года, в обеденный перерыв иду к начальнику участка, чтобы узнать, будет ли премия за минувший месяц. Eсли не будет, то по каким причинам. Полученную информацию доведу до членов бригады". Потом записывается разговор с начальником участка или мастером. Наш активист может оформить бумажный протокол такой беседы, но для этого нужно привлечь к ней еще двух-трех рабочих в качестве свидетелей. Мы рекомендуем заниматься такой "бухгалтерией", иначе в суде не докажешь, что сокращают активиста.

- У "Молота" есть какие-то контакты с профсоюзами Самарской области и других регионов?

- У нас сейчас главная цель - не расширить свои ряды, а качественно защитить тех, кто уже вступил. На сегодняшней конференции - вы это видели сами - были представители трех десятков трудовых коллективов Тольятти. Eсть наши профсоюзные организации в Жигулевске, Самаре, Новокуйбышевске и других городах области. Наш представитель не так давно побывал в Ростове-на-Дону, где планируют создать местный "Молот". Неплохие наметки есть в Саратовской области. Мы готовы оказывать помощь и другим регионам России. Конечно, в этой работе рассчитываем и на помощь областных, краевых и республиканских комитетов КПРФ.

Теперь о контакте с другими профсоюзами. Мы всех рады видеть на митингах протеста против произвола власти и на других массовых мероприятиях. Но что- то не наблюдаем там ни представителей ФНПР России, ни активистов других "независимых" профсоюзов. Мало того, когда на первомайском шествии в Самаре в одной из колонн развернули плакат "Губернатора Меркушкина - в отставку!", в ходе судебного заседания на стороне власти выступил не кто-нибудь, а представитель областной федерации профсоюзов! А скольких вазовских ветеранов лишила социальной поддержки политика губернатора?! Впрочем, Меркушкина возмездие все-таки настигло, и поддержка "розовых" профсоюзов его не спасла.


ТРЕБОВАНИЯ УЧИТЕЛЕЙ ВЫХОДЯТ НА НОВЫЙ УРОВЕНЬ

В Советском районном суде г. Иваново состоялись заседания по иску учителей 41-й школы областного центра о выплате им заработной платы за два дня в месяц в течение нескольких лет, предшествовавших 1 сентября 2016 года. С этого времени директор школы распорядилась применять при расчёте зарплат коэффициент 4.36, фактически признав право учителей на оплату труда по реальной отработке.

Дело в том, что, пытаясь разобраться в хитрых схемах расчёта учительских зарплат, педагоги обнаружили, что им в среднем недоплачивают каждый месяц за два рабочих дня.

Рассчитывается базовая часть заработной платы учителя за неделю в зависимости от его нагрузки. Затем она умножается на коэффициент рабочего времени (4 – по числу недель в месяце). В месяце рабочих дней, как правило, не 20, а 21, 22 или 23. То есть применение коэффициента 4 при расчёте зарплат учителей обкрадывает их в течение года на приличную сумму.

Вот эту сумму каждый из истцов и рассчитал для своего конкретного случая, исходя из коэффициента 4,36.

В качестве ответчика выступил представитель от администрации школы юрист Ломов Леонид Владимирович. От управления образования города Иваново присутствовала Власова Наталья Николаевна.

Права учителей представлял по доверенности Шаповалов Павел Петрович.

Когда судья Хрипунова предложила решить дело мирным путём, ответчики ответили отказом, будучи уверенными в своей неоспоримой победе.

Л.В. Ломов попытался повести заседание в ложном направлении, сосредотачивая внимание на несущественном обстоятельстве. То так, то эдак формулируя один и тот же вопрос, он старался вывести из равновесия учителей для того, чтобы они получили как можно больше замечаний судьи.

Но наша команда не повелась на уловки представителя ответчика. Тогда Ломов стал напирать на сроки давности, которые якобы действуют в данном случае, принялся зачитывать существующие договоры и дополнительные соглашения, подписанные с администрацией школы учителями. В конце концов сослался на то, что истец должен доказать свою правоту.

По его логике получалось так, что зарплату учителям не доплачивали в строгом соответствии с локальными актами, и если тебя когда-то надули, а ты не сразу это понял, то у тебя нет и оснований добиваться справедливости. В вину учителям ставилась сама запутанная схема расчёта оплаты их труда, которая даёт простор для обсчёта наёмных работников школьного образования. При этом ответчики свои варианты расчёта представлять отказались.

Когда П.П. Шаповалов задал представителям ответчика простой вопрос о том, к чему относится коэффициент 4, они, как уж на сковородке, пытались изворачиваться от прямого ответа. Их словоблудие лилось, пока не упёрлось в чиновничью формулировку: «Новая система оплаты труда в целях повышения(?!!) доходов учителей рекомендована Министерством образования с 1.09.10». Тут оказалось, что и подушевое финансирование школьного образования – чуть ли не манна небесная, пролитая на неразумные и неблагодарные головы работников.

Н.Н. Власова довела до присутствующих, что «каждая школа имеет свой фонд оплаты труда, соответствующий количеству учеников, а коэффициент 4 – это условная единица учебного часа, исходя из фонда оплаты труда. Другого не будет, потому что это компетенция министерства образования. Оно же устанавливает и повышающий коэффициент». А выходить из фонда оплаты труда – ни-ни, ну что Вы, с ума сошли?

Справедливо последовал вопрос: скажите, пожалуйста, не означает ли это, что за одинаковые уроки преподаватели разных школ получают разные деньги?

Тут начались рассуждения на тему, что «право учреждения учитывать мнение представительного органа…». Под представительным органом, видимо, подразумевался профсоюз – та самая организация, из которой чиновники выдавили Феликса Павловского за то, что он как его председатель посмел встать на защиту бесправного сословия школьных учителей.

Видно было, что защитники чиновничьей рати решили стоять насмерть за свои привилегии, доказывая учителям, что им не выйти из замкнутого круга, очерченного управленцами. Что ситуация не может быть изменена никоим образом. И повторяли снова и снова, что условный коэффициент 4 относится к должностному окладу, а оклад – это твёрдо установленная сумма в соответствии с тарификацией.

Кто устанавливал оклады? – Работодатель.

Кто работодатель? – Конкретное школьное учреждение. Есть формула, по которой рассчитывается оклад учителя.

А оплата за переработку предусмотрена этой формулой? – Есть особенности рабочего времени учителей, пропорционально тому окладу, который есть.

Короче, у попа была собака…

И вот с этого момента начался сбой в заранее подготовленном чиновниками сценарии заседания.

Павел Петрович неожиданно и в самую точку задал вопрос о нагрузке школьных учителей. И тут оказалось, что чиновники от образования не знают, сколько должен работать учитель. Не знают, и всё тут.

Пришлось им напомнить, что в советской школе была установлена НОРМА НАГРУЗКИ учителя 18 часов в неделю. И с тех пор эту норму НИКТО НЕ МЕНЯЛ! Нет никакого постановления, закона или хотя бы рекомендации, отменяющей эту норму!

Уважаемые преподаватели российских школ! Спросите себя, с какой нагрузкой вы сейчас трудитесь, чтобы получать зарплату, позволяющую хоть как-то сводить концы с концами? Правильно! Вы работаете по 30, а то и по 40 часов в неделю! Кроме этого вам надо заполнить множество разных отчётных форм, электронный журнал – когда там повышать свою квалификацию и работать персонально с учениками. Да просто остановиться и подумать некогда!

А подумать очень даже есть о чём.

Какова степень эксплуатации вашего святого труда буржуазными чиновниками? Для справки. Из вашего школьного фонда оплаты труда платится зарплата директора школы, порядка 90 тысяч рублей в месяц, и ваша нищенская зарплата. При этом Климина Н.В. не постеснялась в самый разгар осенней борьбы за копеечные надбавки учителям подкатить к школе на новенькой иномарке. И она не отводит глаз при встрече с учителями, которые вынуждены работать с детьми в здании, поражённом грибком, потому что вместо ремонта администрация занимается закрашиванием следов грибка на стенах и потолках. Чуть меньше получает верное директору административное окружение.

В то же время, за работу в свой выходной день водителям МУП «ИПТ» г. Иваново начисляют ТРОЙНОЙ тариф. А что получают учителя, перерабатывая свою норму времени в несколько раз и зарабатывая профессиональные болезни?

Пока запуганные учителя боятся вымолвить слово в свою защиту, местные «димоны» гребут миллионы под прикрытием гаранта стабильного обнищания и вымирания русского народа. Им не удаётся скрывать своего высокомерного отношения к простому учителю. Свою выгоду прихлебатели похабного капитализма знают назубок, хоть и выглядели на суде как школьники, не выучившие уроков.

И что же? Будем и дальше терпеть эту несправедливость?

Я не знаю, каково будет решение суда. Я даже не берусь угадывать.

Но я хочу обратиться к учителям с таким призывом. Если вы уважаете себя и свой труд, поддержите коллег в их нелёгкой борьбе. Ведь они стараются не только для себя. Они показывают дорогу другим учителям, забитым непосильными нагрузками и потерявшим веру в своё высокое предназначение. Недаром после их победы в суде выплату компенсаций за вредные условия труда начали их коллегам и в других школах города.

Найдите время и пришлите на следующее заседание 20 апреля в 15:30 своих представителей. Подпишите петицию в поддержку учителей 41-й школы города Иваново. Приходите 1 мая в колонны КПРФ. Требуйте справедливой оплаты вашего труда! Требуйте отставки чиновников, погрязших в обмане и наживе!

В солидарности наша сила!

Мы сильны своей правотой!

Е. Панюшкина, секретарь Ивановского горкома КПРФ

Семь уроков классовой борьбы в ивановской школе №41

Автор: Секретарь Ивановского горкома КПРФ Елена Панюшкина

Непростая история борьбы учителей за достойную оплату труда в ивановской школе №41 подтверждает марксистскую истину о том, что только коллективными организованными выступлениями можно добиться уступок в классовых схватках с капиталом.

Подробнее: Семь уроков...

В Иванове пройдет пикет против действий руководства ИвГУ

 

2 декабря профсоюзные активисты ИвГУ проведут пикет против действий руководства.

Первичная организация профсоюза «УниСол» будет протестовать против 4 увольнений, затронувших активистов. Они говорят о подлогах, сопровождавших эти увольнения. Члены первички говорят о том, что противостояние с ректоратом Ивановского госуниверситета достигло критичной точки, которая требует вмешательства общественности. Ожидаются представители федерального руководства «УниСола».

Для справки (из сообщения с официального сайта «УниСола):

«Первичная профсоюзная организация «Университетская солидарность» Ивановского Государственного Университета (ИвГУ) появилась благодаря действиям администрации ВУЗа и неспособности ФНПР профсоюза сотрудников и преподавателей ИвГУ защитить трудовые права.

Мы надеемся на законные способы решения сложных трудовых вопросов и построение отношений социального партнерства со всеми участниками. Мы за сочетание интересов университетского сообщества и интересов личностей. Не только представителей ректората и других членов администрации, а всех участников, работающих в университете. Мы за созидательный потенциал развития общества и способность слушать и слышать оппонентов. Без эффективного оппонирования невозможно развитие. Мы против административного произвола администрации и бесконтрольности их власти перед трудовым коллективом.

Любой участник имеет право на собственную позицию, даже если он остается в одиночестве. У всех есть свой выбор. Но мы против провокаций, фальсификаций, административного нажима без уважения личности, культивирования страха и сталкивания преподавателей в конкурсных ситуациях. Мы за реальное, а не декларативное развитие государственно-общественного управления в нашем университете».

С сайта http://www.ivanovonews.ru/news/detail.php?id=717072

Выдавливать страх по капле

№59 (30410) 3—6 июня 2016 года
Автор: Александр ПЕТРОВ. (Соб. корр. «Правды»).

Факт любопытный, напоминает о давних временах царской охранки и большевистского подполья. Именно в таком режиме работает на Тимашевской птицефабрике профсоюзная организация, члены которой придерживаются строжайшей конспирации. Сколько их и в каких подразделениях птицефабрики они работают — администрации неизвестно. Создана профсоюзная организация по инициативе секретаря Самарского обкома КПРФ Гумара Валитова. В подполье она ушла не от хорошей жизни. Иначе на фабрике нельзя — скушают, хотя профсоюзы на предприятиях не запрещены. Но только «хорошие».

К ПРИМЕРУ, на АвтоВАЗе признают только послушный «шмаковский» профсоюз, всем остальным перекрывают дыхалку. А директор Тимашевской птицефабрики Андрей Пивнов пошёл ещё дальше. Он отвергает эту общественную организацию в принципе. Хотя я лично допускаю, что союз по облизыванию его с ног до головы он бы разрешил. Но желающих это делать на предприятии мало, хотя они всё-таки есть. Зато немало тех, кто хотел бы получать заработную плату по закону, а не по капризам начальников.

Именно с этого и начала свою работу созданная при поддержке коммунистов профсоюзная организация ООО «Тимашевская птицефабрика». Она вошла в состав областного отделения межрегионального профсоюза «Рабочая ассоциация» (МПРА).

— Председатель этой проф-организации Пётр Золотарёв сразу предупредил всех на общем собрании, что будут гонения, — вспоминает бывшая сотрудница птицефабрики Марина Сурикова. — И спросил: выдержите, не струсите?

Все единогласно заверили: «Выдержим!»

Создали профком из девяти человек. Председателем стала Сурикова. Остальные восемь — заместителями, чтобы повысить статус каждого в каких-то конфликтных ситуациях. Впрочем, тогда ещё оставалась надежда на цивилизованное, в соответствии с трудовым законодательством страны, сотрудничество с администрацией предприятия. Ведь не дикари же местные начальники, чтобы дубиной лупить по головам тех, кто требует соблюдения своих законных прав.

Марина Сурикова вместе с первым секретарём Кинель-Черкасского райкома партии Мариной Журавлёвой прошла обучающие семинары. И члены профкома сразу же стали вникать в проблемные ситуации. Требовали, чтобы оплачивали сверхурочные, соблюдались графики сменности, были перерывы на отдых у контролёров КПП, которые в нарушение Трудового кодекса работают сутки через двое. И так далее.

В общем, профком стал требовать от работодателя соблюдения трудового законодательства, и отрицать существование профсоюза было просто глупо. Но Пивнов и его команда продолжали твердить, что профсоюзной организации на предприятии нет, а есть лишь отдельные сомнительные личности. Всяческие контакты с ними отвергались. Начались увольнения активистов. Поскольку грамотёшки у тимашевских управленцев немного, ситуации возникали забавные. На заседании суда по иску уволенной кладовщицы Татьяны Щепетовой её представителем была первый секретарь райкома КПРФ Марина Журавлёва. Опыт судебных баталий у неё богатый, а произвол администрации оказался настолько явным, что женщину поспешили восстановить на работе, не дожидаясь решения районной Фемиды.

При рассмотрении дела Виктора Знаменщикова представитель птицефабрики заявлял, что руководство предприятия не знает о существовании в коллективе профсоюзной организации. Суду предъявили документы, из которых следовало, что управленцы просто врут. И всё-таки суд встал на защиту интересов администрации.

Об этих и других фактах произвола «Правда» рассказала в статье «Куриная слепота» (18 августа 2015 г., №89) и выразила надежду, что такая слепота — болезнь излечимая, поскольку она поражает не глаза, а мозги. Надо только, чтобы каждый ретивый управленец хорошенько подумал и решил: дикарь он, плюющий на законы и нравственные принципы, или цивилизованный человек?

Время, что прошло после публикации той статьи, дало богатый опыт профсоюзной работы. Теперь понятно, что не следовало обращаться в бухгалтерию с просьбой перечислять профсоюзные взносы на определённый счёт. Ведь фамилии активистов сразу стали известны администрации. Ретивые начальники начали им угрожать. Предлагали добровольно выйти из профсоюза или получить в трудовую книжку запись об увольнении по статье за какие-нибудь нарушения. Марина Сурикова и Светлана Миняева прямо заявили в прокуратуре района, что идёт открытое давление со стороны администрации на членов профсоюза. Но были и такие, кто со страху писал докладные, в угоду работодателю выступал свидетелями в суде. По надуманным основаниям, вопреки закону, была уволена Марина Сурикова, которая являлась не только председателем профкома, но и членом избирательной комиссии с правом решающего голоса.

Дважды увольняли, а потом восстанавливали на работе Татьяну Щепетову.

На протяжении длительного времени ей не выплачивали в полном объёме заработную плату, объявляли выговоры по надуманным обстоятельствам. В итоге она ушла с предприятия сама, но осталась в составе профкома. Теперь она — правовой и технический инспектор по охране труда МПРА на общественных началах. Уволили Виктора Знаменщикова. Но он как был, так и остаётся заместителем председателя профкома. Вступающие в профсоюз теперь самостоятельно перечисляют членские взносы. Их фамилии знают только испытанные, проверенные в борьбе члены профкома.

А борьба продолжается. После неоднократных обращений в прокуратуру Кинель-Черкасского района и в прокуратуру Самарской области в здании администрации птицефабрики профкому выделен кабинет. В январе 2016 года Сурикова и Щепетова обратились с иском в районный суд по поводу индексации заработной платы в связи с повышением цен на товары и услуги. Индексация, в соответствии со статьей 134 Трудового кодекса РФ, является одной из основных государственных гарантий всем лицам, работающим по трудовому договору. Районный суд, как и следовало ожидать, в удовлетворении исковых требований отказал. Но это ведь не последняя инстанция. Если отстоят свои права Щепетова и Сурикова, с исковыми заявлениями обратятся все работники предприятия.

Сейчас главная задача — увеличить число членов профсоюза в коллективе до пятидесяти с лишним процентов. Тогда разговор с администрацией будет на равных.

— Для этого необходимо избавить людей от страха потерять работу. Ведь все уволенные трудоустроились в других организациях, — говорит Татьяна Щепетова. — Так что надо смелее бороться, выдавливать из себя хотя бы по капле рабскую психологию.

Всё больше работников понимают, что она права.

Недавно правовой и технический инспектор МПРА Татьяна Щепетова обратилась в прокуратуру района с требованием привлечь директора птицефабрики Пивнова к ответственности —дисквалифицировать его. Основание — повторные административные наказания за одни и те же нарушения. Есть на этот счёт в Кодексе административных правонарушений замечательная статья 5.27. И есть не менее замечательное разъяснение пленума Верховного суда РФ.

В прокуратуре почесали маковку и переправили письмо в госинспекцию труда. Теперь затылок чешут там. А отвечать всё равно надо: письмо на контроле областной прокуратуры.

— Мы будем добиваться, чтобы этот гражданин избавил коллектив от своего присутствия, — заявляет секретарь обкома КПРФ, депутат Самарской губернской думы Гумар Валитов.

От одного такого кадра, хотя и более значительного калибра, уже избавились. Это господин Бу Андерссон — бывший президент АвтоВАЗа. Тоже был большим специалистом по издевательствам над человеком труда. По требованию коммунистов и всего коллектива его освободили от должности. У господина Пивнова пока ещё есть время, чтобы сделать выбор: быть дисквалифицированным или избавиться от «куриной слепоты» и прозреть для сотрудничества с профкомом.

С сайта http://gazeta-pravda.ru/archive/issue/59-30410-3-6-iyunya-2016-goda/vydavlivat-strakh-po-kaple/

Передел профсоюзного поля?

http://gazeta-pravda.ru/archive/6-30357-22-25-yanvarya-2016-goda/peredel-profsoyuznogo-polya/
№6 (30357) 22—25 января 2016 года
Автор: Альберт СПЕРАНСКИЙ. Председатель Совета общероссийской общественной организации «Рабочие инициативы».

Россия, наверное, единственная страна, где владельцы и директора предприятий создают… профсоюзы, как бы организуют защиту трудовых прав работников от самих себя. Всё это лукаво и противоестественно. Но правящий буржуазный класс создал в сегодняшней России такое государство, в котором трудовое законодательство позволяет разыгрывать подобные комические спектакли. Сплошь и рядом в один профсоюз входят начальники и их подчинённые. Одни получают сотни тысяч рублей, другие — копейки. В итоге на профсоюзных собраниях на фоне флага буржуазного государства в президиуме сидит руководство предприятия, а в зале рядом с наёмными рабочими располагаются начальники цехов и мастера, которые, словно надсмотрщики, присматривают за рядовым составом. Попробуй токарь или слесарь проголосуй против мнения президиума — завтра же лишат премии или вовсе уволят.

КАК ТОЛЬКО в РФ в начале 1990-х годов стали массово плодиться работодатели-капиталисты, рабочие начали борьбу за новый Трудовой кодекс, который защищал бы их права в кардинально изменившихся социально-экономических условиях. Подвизавшиеся в ту пору в качестве «наставников» рабочего движения «демократы» старательно отвлекали рабочих разговорами о необходимости нового трудового права от главного — наглого дележа общенародного достояния. Как только в результате приватизации сформировался класс «стратегических собственников», они стали всё реже появляться у «своих подопечных»: свою лукавую социальную роль они исполнили и теперь занялись проблемами собственной карьеры, личных доходов, поиском выгодных местечек.

«Стратегические собственники» и их душеприказчики-либералы посчитали, что в латаном-перелатаном ими советском КЗоТе слишком много прав у работника. К тому же после первой волны забастовок они поставили своей целью разъединить трудящихся, разорвать связи в рабочем движении. Основания для страха у них были.

В бывшей вотчине Ходорковского — Нефтеюганске убили мэра Петухова: этот человек сопротивлялся беззаконию руководителей компании. Ведь те не только приватизировали скважины, но и посадили на голодный паёк горожан, перестав платить налоги в бюджет города. Петухов в ответ объявил протестную голодовку. Когда его убили, по призыву председателя свободного профсоюза Ширяева весь город вышел на улицы. Либералы попытались собрать подписи работников в Нефтеюганске в защиту Ходорковского. Но подписались только два местных руководителя, рабочие же наотрез отказались.

В общем, ситуация складывалась так, что принятие рабского Трудового кодекса становилось для капитала насущной задачей. Правительственный законопроект предусматривал расширение срочных трудовых договоров, право работодателей расторгать их до истечения срока по своей инициативе, а также увеличивать продолжительность рабочего дня до 12 часов. Профсоюзы теперь не могли влиять на систему оплаты труда, на тарифные ставки, оклады, премии. Фактически были запрещены забастовки и деятельность независимых профсоюзов (администрации дали право признавать только те профорганизации, которые охватывали большинство коллектива).

Таким образом, принятое в 2001 году трудовое законодательство полностью соответствовало интересам класса капиталистов. Более того, буржуазное государство и правящий класс определили себе и партнёра для решения трудовых конфликтов. На эту роль была выбрана Федерация независимых профсоюзов России (ФНПР). Её боссы получили возможность, во-первых, распоряжаться имуществом, доставшимся от советского ВЦСПС. Во-вторых, они были законом ограждены от конкурентов в виде независимых профсоюзов. В-третьих, лишившись возможности защищать права трудящихся, профбоссы получили возможность жить в достатке и… бездельи.

К ТОМУ ВРЕМЕНИ на различных предприятиях уже появились сотни новых, пока ещё малочисленных свободных профсоюзов: на нижегородском «Красном Сормове», череповецкой «Северстали», а также в Костроме, Дубне, Ярославле и во многих других городах страны. Администрация предприятий по закону предоставляла им помещения. Мы даже создали организацию «Рабочие инициативы», чтобы объединить ростки рабочего сопротивления. К сожалению, после принятия нового Трудового кодекса все ростки оказались вне закона. Их стали уничтожать.

Трубопроводчик Сергей Смердов создал профсоюз «Магистраль» на северных нефтепроводах. Его вызвали в суд для участия в процессе по защите работника, он заранее показал повестку начальству. Пока председатель был в суде, всех членов его профсоюза собрали вместе и заявили: «Или вы выходите из профсоюза, или вас увольняют с работы». Большинство написали заявление о выходе: работу было трудно найти. А самого Смердова уволили, объявив его явку в суд прогулом.

О работе независимых профсоюзов (они в большинстве своём входят в КТР — Конфедерацию труда России), противостоящих услужливой ФНПР, мы писали многократно. Но в последнее время, похоже, начался новый передел профсоюзного поля.

Бывает, что профсоюз, входящий в ФНПР, начинает защищать интересы работников. В этом случае он быстро лишается директорского покровительства, на замену ему создаются новые соглашательские профсоюзные организации. Так, в ОАО «Газпромнефтехим Салават» с прошлого года действуют два профкома. Один из них относится к Росхимпрофсоюзу ФНПР, другой — к организации, именуемой профсоюз № 1. Это — новейший проект руководства предприятия. Его владельцами было дано указание техническому директору: «Если не выведешь в течение двух недель рабочих из прежнего профсоюза, то будешь освобождён от должности в связи со служебным несоответствием».

Бухгалтерии здесь не разрешают принимать профсоюзные взносы от членов организации, которая входит в ФНПР. Работники тайком сдают теперь свои кровные лично председателю профкома Владимиру Морозову. На конференцию трудового коллектива активистов из прежнего, считавшегося официальным профсоюза не допустили. Профсоюзу № 1 было предоставлено исключительное право подписания коллективных договоров. Так работодатель надеется отменить доплату за вредные условия труда и получить возможность сокращать по своему усмотрению работников.

Конфликт дошёл до председателя ФНПР Шмакова. Он написал гневное письмо главе «Газпрома» Миллеру. Странно видеть председателя соглашательской Федерации профсоюзов сердитым: ведь с благословения ФНПР был принят такой Трудовой кодекс, в котором все права отданы собственникам и администрации предприятий.

НЕТ, ЧУДЕСНЫХ ПРЕВРАЩЕНИЙ ни с г-ном Шмаковым, ни с ФНПР не произошло, в кипящее молоко, как герой «Конька-Горбунка», они не прыгали. Но в условиях кризиса стал заметно расти рабочий протест. Как правило, его инициаторами являются новые независимые профсоюзы. Директорские профсоюзы из ФНПР прежде тормозили рабочие выступления, в лучшем случае заявляли о своём нейтралитете. В итоге их ряды стали редеть. Однако инстинкт самосохранения побудил их слегка зашевелиться. Это и породило первые конфликты между «старыми» директорскими профсоюзами, с одной стороны, и владельцами и администрацией отдельных предприятий — с другой.

«Новые» директорские профсоюзы, которые откровенно формируются администрацией предприятий, призваны вытеснить как независимые профсоюзы, связанные с КТР, так и «традиционные» профорганизации, входящие в ФНПР.

В морском порту Санкт-Петербурга конференция трудового коллектива поручила Российскому профсоюзу докеров вступить в переговоры с администрацией по поводу индексации зарплаты. Докеры здесь — основная профессия, на них держится экономика порта. Профсоюз докеров взялся за создание документа, обеспечивающего более справедливую оплату труда. Работа велась около года. Разработанный проект должны были одобрить при очередном заключении коллективного договора. «Вот наглецы!» — решили владельцы и администрация порта. И в противовес докерам создали новый профсоюз под названием «Портовик». В него зачислили более половины работников порта во главе с начальниками: около 900 человек из 1500 работающих. Докеры со своим подготовленным положением о справедливой оплате труда оказались в меньшинстве. Профсоюз «Портовик» продемонстрировал солидарность с хозяевами и администрацией: отказавшись от новой системы оплаты труда, заключил невыгодный для коллектива новый договор на 2016—2018 годы. Увы, всё случившееся полностью соответствует нормам буржуазного Трудового кодекса РФ.

После этого докеры объявили «итальянскую забастовку», производительность труда в порту значительно снизилась. Пришлось вмешаться в это рабочее дело даже заместителю губернатора. Он взял на себя роль третейского судьи. Администрация порта пообещала, что исправит положение. Докеры поверили этим обещаниям и приостановили «итальянскую забастовку».

В некоторых трудовых коллективах лишённые поддержки директорских профсоюзов работники создают настоящее профсоюзное нелегальное движение. 17 декабря прошлого года вторая смена на Ульяновском автозаводе (УАЗ) полностью не вышла на работу. На второй день забастовки на предприятии проходила профсоюзная конференция «нового» директорского профсоюза. Дневная смена главного конвейера (это около тысячи человек), не обращая внимания на приказы мастеров, бросив работу, в полном составе пришла на это собрание. Незваные гости предъявили требование собственнику Вадиму Швецову. Под ним подписалось 800 человек. Наёмные работники потребовали индексации зарплаты, которая не проводилась уже 8 лет. Кроме того, автомобиле-

строители выступили против планируемых сокращений. В 2014 году уже 17% штата выбросили на улицу.

Руководство компании Sollers, владеющей УАЗом, несмотря на то, что информация об остановках конвейера и о массовом конфликте с рабочими успела появиться в прессе и в Интернете, отрицает случившееся. Это понятно: в роли «рабочего лидера», возглавляющего «новый» директорский профсоюз, выступает начальник одного из основных цехов на УАЗе Виктор Бычков.

Сейчас на УАЗе создалась странная ситуация: активисты, составляющие большую инициативную группу, прячутся даже от председателя «нового» профкома. Им грозят увольнениями. А истинные защитники интересов рабочих трудятся пока нелегально, они словно заброшены во вражеский тыл.

Информация, которую скрывали на УАЗе, прозвучала 26 декабря в региональной телевизионной передаче «Первые лица». Присутствовавший на ней губернатор Морозов объявил, что работники этого предприятия недовольны оплатой труда. Приезжим специалистам назначают зарплату от 100 тысяч рублей, а местный слесарь получает от 18 до 21 тысячи рублей. Швецов заявил: недовольным будут выданы разовые премии. Заводчане в ответ сказали, что готовы отказаться от этих подачек.

С 24 декабря работников УАЗа по одному стали вызывать в службу безопасности — пытались узнать, кто пишет жалобы в разные инстанции и распространяет листовки. Началась охота на рабочих штирлицев.

А мы в заключение напомним, что октябрьский (2014 года) пленум ЦК КПРФ поручал фракции КПРФ в Государственной думе разработать проект нового Трудового кодекса, так как действующий превращает человека в раба, а рабы страну с колен не поднимут.

Уволенных ивановских авиадиспетчеров по решению суда восстановили на работе

С сайта http://www.ivanovonews.ru/news/detail.php?id=416146

Теперь им обязаны выплатить компенсации за вынужденные прогулы и причинение морального вреда

В конце июня мы рассказывали об увольнении двух диспетчеров в аэропорту «Иваново-Южный». Они не согласились с новыми условиями работы. Свое право на труд они отстаивали в суде. Вчера, 2 сентября, было последнее заседание по делу. Увольнения признаны незаконными.

Публично за права авиадиспетчеров билась Инна Рыбакова. Она и еще один ее коллега не согласились с отменой дополнительного семидневного отпуска. Диспетчер писала письма министру транспорта, в Росавиацию, в профильный профсоюз. В среду суд признал увольнения незаконными. Обоим сотрудникам положены компенсации за вынужденные прогулы и причинение морального вреда. Бывший коллега женщины уже устроился на работу в Ярославле. Сама Инна сегодня вновь вышла на работу. Говорит, уже чувствует давление руководства.

«У нас график такой. Рейс на Москву вылетает в 7 утра. К 6 утра мы должны быть на рабочем месте. Понятно, что транспорт еще не ходит. И нас обычно доставляют на машинах. Но мне вот лично сегодня было конкретно отказано. Начальник службы пытался согласовать этот вопрос. Он сказал: Рыбакову доставлять не буду», - рассказала Инна корреспонденту IvanovoNews.

К ответу!

 

http://www.rborba.ru/46330099CBBB8/541ADFAC34F49.html

Профсоюзная организация ОАО "ПК "Автокомпонент Сызрань" совместно с Самарской областной организацией профсоюза работников химических отраслей промышленности "Росхимпрофсоюз", а также Федерацией профсоюзов Самарской области (ПФСО) обвиняют руководство компании в незаконном лишении работников льгот и компенсаций за тяжелые условия труда, сообщает "Самарское обозрение".

Напомним, ОАО "Пластик" на протяжении десятилетий являлось одним из крупнейших поставщиков автокомплектующих для ОАО "АвтоВАЗ". До недавнего времени предприятие входило в группу "Криста". Однако в конце прошлого года завод перешел под контроль нижегородского холдинга "Автокомпонент", принявшего на себя долговые обязательства сызранского завода. Новые собственники переименовали "Пластик" в ОАО "ПК "Автокомпонент Сызрань" и приступили к реорганизации бизнеса.

Первым делом на заводе прошли массовые сокращения, на что поначалу все - от местных властей до профсоюзов - смотрели достаточно философски. Ситуация изменилась после того, как эффективные управленцы бывшего "Пластика" попытались организовать самоликвидацию заводского профсоюза.

Представители профсоюза говорят о том, что администрация заставляла сотрудников писать заявления о выходе из него и об отказе уплачивать членские взносы. Параллельно управляющий директор ОАО "ПК "Автокомпонент Сызрань" Евгений Юрищев не спешил заключать коллективный договор на 2014-2016 гг., несмотря на то что срок прежнего истек еще в мае.

В конце августа областная организация профсоюза работников химических отраслей промышленности "Росхимпрофсоюз" обратилась к председателю ПФСО Павлу Ожередову с просьбой обратить внимание на ситуацию, сложившуюся на сызранском предприятии, и подключить к ней соответствующие органы контроля.

Недовольство Росхимпрофсоюза было вызвано действиями управляющего директора ПК "Автокомпонент Сызрань", который снял льготы и компенсации (молоко и лечебно-профилактическое питание) с сотрудников, работающих во вредных условиях труда, хотя сами эти условия не менялись.

По данным председателя Росхимпрофсоюза Романа Гаврикова, причиной отмены льгот стала спешно проведенная специальная оценка условий труда, в результате которой в июле 2014 г. был подписан приказ, не согласованный с профкомом.

Тред-юнионы затребовали от руководства ОАО "ПК "Автокомпонент Сызрань" отчета о проведенной на рабочих местах проверке и результаты их аттестации, которая проводилась ранее. Однако предприятие отказалось предоставлять эти документы.

Руководство областной федерации профсоюзов поддержало претензии нижестоящей организации и направило ряд писем в региональное министерство промышленности и технологий, в государственную инспекцию труда в Самарской области, в областную прокуратуру, главному федеральному инспектору Сергею Чабану, врио вице-губернатора Дмитрию Овчинникову, в управление дирекции ПК "Автокомпонент Сызрань", а также председателю областного правительства Александру Нефедову.

2 сентября облпрокуратура переадресовала обращение профсоюзов прокурору Сызрани Андрею Маслакову. В письме указывается, что "при наличии признаков нарушения трудового законодательства необходимо принять меры прокурорского реагирования".

Государственная инспекция труда в своем ответе отметила, что на основании содержащихся в обращении данных, указывающих на наличие события административных правонарушений, посягающих на трудовые права граждан, принято решение о возбуждении дел об административных правонарушениях, предусмотренных статьями 5.27, 5.28 КоАП РФ".

Статья 5.27 предусматривает приостановку деятельности нарушителя на срок до 90 дней, а также штрафные санкции. Руководитель, допустивший повторно подобные нарушения, может быть дисквалифицирован на срок от одного до трех лет.

Управляющий директор ОАО "ПК "Автокомпонент Сызрань" Евгений Юрищев от комментариев отказался.

 

 

Нашу долю!

 

http://www.rborba.ru/46330099CBBB8/541AE4CAB8692.html

Профсоюз ключевого предприятия «Мечела» - Челябинского металлургического комбината – рассчитывает до конца года заключить с администрацией завода новый коллективный договор на 2015 год и положение об индексации зарплаты, рассказал РБК председатель профкома ЧМК Владимир Поносов.

Индексация зарплат базируется на величине регионального прожиточного минимума и годовой инфляции, такая система действует на предприятии уже три года, говорит Поносов.

Во II квартале 2014 года зарплаты сотрудников ЧМК компенсировались в среднем на 900 рублей, а за весь прошлый год индексация составила до 2 700 рублей на каждого работника. На ЧМК работает 16 300 человек, значит рост расходов на выплату зарплат в прошлом году мог составить до 44 млн рублей.

Сейчас средняя зарплата на заводе – 31 500 рублей, говорит профсоюзный лидер.