Обманутые шахтёры выразили недоверие "Единой России"

Публикуем Заявление Инициативной группы шахтеров и других работников ГК ООО «КИНГКОУЛ», г.Гуково Ростовской области, принятое 19 декабря 2016 года всвязи с неожиданным усилением активности партии «Единая Россия» по оказанию «помощи» шахтерам, остающимся полтора года без заработной платы.

Мы, шахтеры и другие работники ГК ООО «КИНГКОУЛ» (Ростовская область) 1,5 года не получаем зарплату. Долги перед нами превысили 350 млн. рублей. Наши семьи живут впроголодь, наши дети лишены будущего.

Власть неоднократно давала нам обещания, но все они не были выполнены. Мы получили смехотворные суммы компенсации долгов (по 100, 200, 500 руб. и до 20 тыс. руб., при долгах по несколько сот тысяч рублей перед каждым работником), и больше ничего. После того, как мы начали протестовать – мирно, законно – на нас начали давить, нас начали пугать, как будто мы требуем не погашения долгов, а, как минимум, разрушения конституционного строя. Власть не хотела никакой огласки нашей проблемы, ей в ее пиар-политике не нужны голодные недовольные шахтеры, ей нужна красивая телевизионная картинка, и она боялась, что мы ее испортим.

Но мы ее испортили. Наша проблема стала федеральной, она перестала быть чисто региональным социальным конфликтом. И это во многом потому, что мы не одни в стране сидим без зарплаты – десятки тысяч людей находятся ровно в таком же положении.

За то, что проблему не дали заболтать, мы благодарны депутатам ГД от КПРФ В.Ф. Рашкину, Н.В. Коломейцеву: 23 ноября 2016 г. они собрали в Гуково федеральную и региональную власть и заставили ее выработать решение проблемы. Теперь вопрос находится на рассмотрении у Д.А. Медведева, сегодня на заседании Правительства РФ по нему должна докладывать вице-премьер О.Ю. Голодец. Мы надеемся на положительное решение нашего вопроса и на полную выплату нам всех долгов по зарплате до Нового года.

В связи с этим мы были удивлены, когда узнали в пятницу, что партия «Единая Россия», оказывается, намерена создать «рабочую группу» по нашей проблеме. Вот ссылка на соответствующую новость: http://er.ru/news/149914/

Интересно, а где была «Единая Россия», когда копились долги по зарплате на наших шахтах? Когда затапливали дорогостоящее оборудование, а другое имущество расхищали, выводили деньги в оффшор? Где была «партия реальных дел», как они себя называют, когда мы выходили на пикеты и голодовки, пытались достучаться до власти, а нас посылали и игнорировали? Пока к нашей проблеме не возникло внимание, пока тема не «прорвалась» в федеральные СМИ, «Единой России» и духа не было! Наоборот, вместе с областной властью они старались всячески замять конфликт, не решая вопрос по существу.

Возглавивший «рабочую группу» депутат М.Щаблыкин так и вообще не появлялся в Гуково, хотя это его избирательный округ. Он с нами увиделся впервые только на встрече, которую инициировали коммунисты. И на ней он сказал общие слова, хотя мы ждали от представителя партии власти конкретики. Что мешало депутату от «Единой России» раньше внести законы, о которых он теперь говорит? И не является ли инициатива «Единой России» просто-напросто желанием перетянуть одеяло на себя, когда другие сделали за нее всю черновую работу?

Вчера, 18 декабря, с шахтерами снова «встречались» представители ростовской власти и несколько депутатов от «Единой России». Пообещали снова, что выплатят нам 50 млн. руб. – и это при задолженности более 350 млн.! Как и с индексацией пенсий, решили отделаться подачкой – разовой выплатой, чтобы мы замолчали и не мешали им праздновать Новый год.

Инициативная группа шахтеров заявляет:

Мы не верим обещаниям «Единой России».

Мы выражаем свое недоверие «рабочей группе» партии «Единая Россия», созданной для «решения наших проблем», и самой этой партии.

20 декабря в 11.30 мы намерены провести в Москве у Дома Правительства РФ встречу с депутатами Государственной Думы от КПРФ, чтобы выработать план дальнейших действий.

Очень надеемся, что нам не помешают провести эту встречу. В настоящее время на нас оказывается беспрецедентное давление, чтобы мы отказались от проведения мероприятия, шахтеров запугивают представители ростовской власти.

В этом, к слову, проявляется типичное лицемерие партии власти – шумно заявить в телевизор о том, как они, оказывается, заботятся о нас, и в то же время всячески давить наш протест и стараться оттянуть практическое решение вопроса.

Просим средства массовой информации не оставлять без внимания нашу проблему и наше мероприятие 20 декабря 2016 года, информационно поддержать нас.

Инициативная группа шахтеров, г.Гуково Ростовской области,

19 декабря 2016 года.

С сайта  https://kprf.ru/actions/civilresistance/160940.html

Разрушение под лепет обещаний

№135 (30486) 2 – 5 декабря 2016 года

 

Автор: Зам. председателя Ивановского областного  "Союза рабочих" Елена Панюшкина 

Трудный опыт работы коммунистов в трудовом коллективе

Подробнее: Разрушение под...

Как живёшь, товарищ пролетарий?

№43 (30394) 22—25 апреля 2016 года http://gazeta-pravda.ru/archive/issue/43-30394-22-25-aprelya-2016-goda/kak-zhivyesh-tovarishch-proletariy/
Автор: Виктор ТРУШКОВ.

Этот «круглый стол» «Правда» проводила «в гостях», а хозяином был Совет Союза рабочих Москвы (точнее: Совет одного из таких союзов, так как их сегодня в столице несколько). Из разных вопросов, которых касались участники встречи, доминирующим оказался ответ, вероятно, на ключевой из них: «Как живёшь, товарищ пролетарий?» 

Рассказы товарищей ценны тем, что демонстрируют глубокое знание жизни рабочих и их проблем; при этом участники беседы интересно рассказывают не только об «обыденной» стороне жизни современных пролетариев, но и перебрасывают надёжный мостик к их борьбе за свои права и интересы. И всё же «зелёное древо жизни», не оплодотворённое теорией, порой порождает пустоцвет, ибо на свете самая практичная вещь — это истинная теория. Дата публикации материалов «круглого стола» дала подсказку: поскольку его участники в своём анализе опирались на марксистско-ленинскую теорию, то почему бы не представить одним из собеседников Владимира Ильича Ленина, тем более что на ключевые вопросы, поставленные членами Совета Союза рабочих Москвы, у него есть методологические ответы.

Поиск новых форм работы

Первым после вступительного слова автора этого газетного отчёта выступил сопредседатель Совета Союза рабочих Москвы водитель Николай Алексеевич ЯЦУНОВ:

«На автобазе связи, где я работаю, есть первичка общероссийского профсоюза работников связи. У него сейчас единый устав, утверждённый съездом ФНПР. Основное, чем занимается профсоюзная организация, — заключение коллективных договоров. По нашим данным, администрация только 20—30% московских предприятий соглашается заключать колдоговоры с трудящимися, потому что после их заключения профсоюз получает возможность следить за выполнением договора.

Но даже при его наличии наёмные работники порой не защищены в тех рамках, которые этим документом предусмотрены. Например, администрация часто ссылается на то, что нет средств на выполнение той или иной статьи договора в связи с экономическим кризисом. Другая типичная сегодняшняя беда — так называемая оптимизация, которая сводится к массовому увольнению работников. Колдоговор даёт возможность защитить от увольнения хотя бы женщин, имеющих несовершеннолетних детей. Что касается опытных рабочих, которых принуждают увольняться «по собственному желанию», то их мы пытаемся защитить, то есть добиваемся, чтобы их, если нам не удаётся уберечь от увольнения, оформляли по сокращению штатов и выплачивали предусмотренную договором компенсацию.

Поскольку профсоюз осуществляет хотя бы минимальную защиту трудовых прав наёмных работников, то администрация стремится максимально избавляться от «стариков», заменяя их молодёжью. Дело в том, что молодёжь в профсоюз не вступает и делать это пока не стремится. Вообще численность членов профсоюзов на глазах сокращается. У нас на автобазе работают несколько сот человек, а в профсоюзе состоят всего 150, причём это по сегодняшним меркам очень неплохой показатель. Люди не хотят платить взносы: повышение стоимости жизни заставляет считать каждую копейку. Особенно заметное сокращение произошло в последние годы. Раньше у нас была и своя касса взаимопомощи, но года четыре назад её ликвидировали. Зарплата в среднем не выше 25 тысяч, но, несмотря на то что в условиях Москвы это совсем не густо, текучесть кадров небольшая. Во-первых, люди держатся за рабочее место, потому что в стране растёт безработица. Во-вторых, рабочие ценят хороший социально-психологический климат на предприятии.

Некоторые традиции сохранились с советских времён. Например, пока остаётся Доска почёта. Можно считать, от советских времён идёт уважение в коллективе к ветеранам. Новички часто к нам обращаются, когда речь заходит о порядках на автобазе, о правах водителей и других подобных проблемах.

От советских времён сохранилась и такая традиция, когда у трудового коллектива остаются связи со школами. Мы там часто выступаем, организуем коллективные посещения школьниками нашего предприятия. Ребята проявляют интерес к материалам музея автобазы. Я несколько раз возил старшеклассников в Госдуму, показывал им музей Думы. В общем контакты постоянные и разнообразные. Наше отделение Союза рабочих очень серьёзно относится к сотрудничеству с учащимися техникумов: их сегодняшние учащиеся — это завтрашние квалифицированные, грамотные рабочие.

А ещё так сложилось, что мы, члены Союза рабочих Южного округа Москвы, шефствуем над памятником В.И. Ленину, который находится в районе нашего предприятия. Хотел бы также обратить внимание на интернациональные связи, в которых участвует группа наших рабочих. У нас также сложились добрые отношения с Обществом российско-кубинской дружбы. С нашим участием создавалось также общество «Венсеремос!». Его в какой-то степени можно назвать детищем московского Совета Союза рабочих.

Многие мои товарищи участвуют в работе клуба историков и краеведов Царицына. Он целенаправленно формирует, особенно среди молодёжи, уважение к советской истории. Для этого же мы провели обследование некогда крупной промышленной зоны в Бирюлёве, выяснили, какие предприятия работают, какие на ладан дышат, а какие уже вообще стёрты с лица земли. Сфотографировали все свидетельства того, что когда-то служило народу, а сейчас разрушено капиталистическим строем.

Есть товарищи, которые считают, что мы исповедуем практику «малых дел». А я считаю, что это — обязательная часть каждодневной работы Союза. Она на виду у наших товарищей на предприятиях. Видя её, они убеждаются, что мы не пустозвоны, а люди, умеющие осуществлять конкретные дела. Они примыкают к нам в их исполнении и постепенно осознают, что наши цели серьёзнее и масштабнее, что всё, что мы делаем, подчинено в конечном счёте борьбе за возвращение социализма.

Положительную роль в нашей работе играет тесная связь с обществом «Знание». Благодаря членству в нём наши ветераны имеют возможность вполне официально выступать и в школах, и в центрах социальной помощи, в библиотеках и даже на предприятиях и в организациях. Мне довелось встретиться с руководителями библиотек Южного административного округа — их у нас более 50, они с большим интересом слушали о нашей работе в клубе историков и краеведов. Результат: приглашение чаще выступать перед их читателями.

Одновременно Союзом рабочих в Южном округе ведётся работа и у проходных, и уличные мероприятия проводятся. Но я хотел рассказать прежде всего о той каждодневной работе с трудящимися округа, которая позволяет привлечь их и фактически подготавливает для участия и в митингах, и в других массовых мероприятиях левых сил, организуемых коммунистами».

Послушаем В.И. ЛЕНИНА:

«Безусловно враждебный всяким отвлечённым формулам, всяким доктринёрским рецептам, марксизм требует внимательного отношения к идущей массовой борьбе, которая с развитием движения, с ростом сознательности масс, с обострением экономических и политических кризисов порождает всё новые и всё более разнообразные способы обороны и нападения. Поэтому марксизм безусловно не зарекается ни от каких форм борьбы. Марксизм ни в каком случае не ограничивается возможными и существующими только в данный момент формами борьбы, признавая неизбежность новых, неведомых для деятелей данного периода форм борьбы с изменением данной социальной конъюнктуры. Марксизм в этом отношении учится, если можно так выразиться, у массовой практики, далёкий от претензий учить массы выдумываемым кабинетными «систематиками» формам борьбы».

О поколении энтузиастов и поколении функционеров

Разговор о современных проблемах рабочих продолжил расточник завода имени Хруничева Николай Николаевич КОРСАКОВ:

«На заводе имени Хруничева идёт очередная реорганизация, напоминающая процедуру развала. Схлестнулись интересы разных сил. С одной стороны, земля на берегу реки Москвы, занимаемая заводом, для кого-то являющаяся очень лакомым куском. С другой стороны, жажда избавиться от рабочего класса в больших городах, тем более в столице. Консолидация рабочих очень пугает не только власть, но и всю буржуазию.

Есть, думаю, ещё одна важная сторона. На мой взгляд, произошли эволюционные процессы как у нас в стране, так и в целом в капиталистических государствах, которые не претерпевали в конце века смену социального строя. Дело в том, что научно-техническая революция требует значительного поколения созидателей, одержимых какими-то значимыми идеями создания нового самолёта, новой ракеты, новой машины. Это поколение середины 1920—1930-х годов (а это был как раз тот период, когда в СССР проводилась индустриализация страны) ушло. На смену поколению энтузиастов пришло поколение функционеров.

Те, кто стоял у истоков становления отечественной промышленности, обладали полной информацией о той пирамиде, в которую выстраивалось промышленное производство страны. Для поколения функционеров характерна другая черта: в нём каждый стремится подняться как можно выше по карьерной лестнице, достигая уровня своей некомпетентности.

Когда существуют свободная конкуренция и рынок, а бюрократ достигает уровня своей некомпетентности, он разоряет своё предприятие, а когда нет конкуренции и рынка, он разоряет национальное богатство страны. Вот этот вариант и случился у нас. Бюрократы считали, что они заслуживают куда большего, чем им даёт социализм. Они всё время смотрели за рубеж и были уверены, что как только общество и власть приобретут те черты, которые характерны для капитализма, так они сразу озолотятся и приобретут всё, чего им не позволяла Советская власть. В действительности же, на мой взгляд, неуспех большинства функционеров в советское время определялся тем, что их положение явно превышало уровень их компетентности.

Сейчас, получив огромный капитал, они не способны им распорядиться в силу своей некомпетентности, и он у них сквозь пальцы, как песок, уходит. Производство под их руководством должно развалиться на небольшие заводики, которые как раз им по уму. Это — поколение экономистов, которым абсолютно не присущ энтузиазм. Энтузиаст стремится к поиску, он ищет себе таких же соратников из числа как специалистов, так и рабочих. А поколение нынешних менеджеров не способно на созидание. Эти люди могут руководить добывающей компанией, торговыми сетями, каким-нибудь мясокомбинатом и т.п., но возглавлять сложную структуру, которая заострена на новаторские подходы, им не по силам. Им не интересны люди-творцы, да они им просто мешают. Они не знают ценности лошади, на которой надо ходить в атаку, а иногда и презирают её.

У поколения созидателей и поколения функционеров разные системы ценностей. При господствующей ныне системе ценностей производство развиваться не может. Появление в наше время конкуренции и рынка уже никого не спасёт.

Как мы выходим из такого тупикового положения? Поначалу у нас делалась ставка на гастарбайтеров. Нет, это не приезжие из Средней Азии, это — люди предпенсионного и раннего пенсионного возраста из крупных российских машиностроительных центров, с оборонных заводов. Из бывшей столовой сделали для них четырёхэтажное общежитие. И они теперь на заводе имени Хруничева горбатятся.

Но сейчас в принципе подбора кадров происходят существенные изменения. На производство удалось набрать толковых молодых ребят. Руководство понимает, что молодые и голодные должны работать лучше, чем пожилые, которые всего, что они могли, достигли, в том числе достигли своего потолка. Спрос на квалифицированные кадры сейчас большой. Мне недавно приятель показал объявление: один из московских заводов приглашает станочников с зарплатой от 50 тысяч рублей, а расточников — даже от 100 тысяч рублей. Но я от своих 50 тысяч туда переходить не буду. И не только потому, что мне остался год до пенсии. А недоволен я прежде всего тем, что у меня нет учеников, не с кем поделиться своим опытом. На эту работу никто идти не хочет. Пока ещё находятся те, кто готов работать операторами станков с ЧПУ, в крайнем случае — токарями и фрезеровщиками, но быть расточниками молодые не хотят.

Расточник — это то звено в производственной цепочке, где надо исправлять работу тех, у кого дефицит либо ума, либо совести. Тебе, расточнику, за их недоделки приходится расхлёбываться. Токарь обтачивает, скажем, пруток. Фрезеровщик придаёт заготовке заданную конфигурацию. А я сталкиваюсь с реальной деталью, которая отличается от расчётной. Мне надо вернуть ей те параметры, которые уже убиты. Я должен просчитывать не то, как сделать сложную деталь, а то, как в этой сложной детали исправить уже допущенные при её изготовлении ошибки. Но у моей профессии есть одна хорошая сторона: она позволяет видеть и контролировать квалификацию всех, кто к этой детали приложил руку. Ты понимаешь даже то, в чём ошибся конструктор, что недоработал технолог, в чём ошибались твои коллеги — случайно или злонамеренно. Потому, что каждый старается выполнить работу с минимальной затратой сил.

Считаю, что если объединить рабочих какими-то идеологическими средствами можно, то заменить ими головы технологов, конструкторов и управленцев никак нельзя».

В.И. ЛЕНИН учит, как всегда, выделять главное звено:

«Открытие материалистического понимания истории или, вернее, последовательное продолжение, распространение материализма на область общественных явлений устранило два главных недостатка прежних исторических теорий. Во-1-х, они в лучшем случае рассматривали лишь идейные мотивы исторической деятельности людей, не исследуя того, чем вызываются эти мотивы, не улавливая объективной закономерности в развитии системы общественных отношений, не усматривая корней этих отношений в степени развития материального производства; во-2-х, прежние теории не охватывали как раз действий масс населения, тогда как исторический материализм впервые дал возможность с естественноисторической точностью исследовать общественные условия жизни масс и изменения этих условий. Домарксовская «социология» и историография в лучшем случае давали накопление сырых фактов, отрывочно набранных, и изображение отдельных сторон исторического процесса. Марксизм указал путь к всеобъемлющему, всестороннему изучению процесса возникновения, развития и упадка общественно-экономических формаций, рассматривая совокупность всех противоречивых тенденций, сводя их к точно определяемым условиям жизни и производства различных классов общества, устраняя субъективизм и произвол в выборе отдельных «главенствующих» идей или в толковании их, вскрывая корни без исключения всех идей и всех различных тенденций в состоянии материальных производительных сил».

Доверять рабочему человеку

Эту проблему поставил член Совета Союза рабочих Москвы старший мастер Московского железнодорожного узла Михаил Михайлович ЕМЕЛЬЯНОВ:

«Наличие всё умножающейся резервной армии труда ставит рабочего человека в откровенно униженное положение. Из опыта предыдущих кризисов администрация извлекла некоторые уроки. Во время предыдущего кризиса она увольняла «избыточную» рабочую силу сразу. Но когда кризис начал сходить на нет, обнаружилась острая нехватка квалифицированных рабочих. Те же, кто готов был вернуться на прежнее место, должны были заново сдавать все экзамены и проходить испытания как новички. Теперь администрация опытных производственников не увольняет, а переводит на сокращённую рабочую неделю. Это позволяет к тому же повышать интенсивность труда и создаёт давление на работников не только со стороны безработных, оказавшихся на улице, но и формирует «внутреннюю» резервную армию рабочей силы». За оказываемое трудящимся «благодеяние» они должны расплачиваться своей покорностью.

На транспорте всё шире применяется труд людей, приезжающих в столицу из депрессивных регионов, где безработица особенно высокая. Сейчас «внутренних гастарбайтеров» широко используют на сооружении Окружной железной дороги. По своему бесправному положению они мало чем отличаются от «иностранцев» из бывших республик Советского Союза. Но у приехавших, скажем, из Средней Азии в Москве есть свой боевой профсоюз трудящихся мигрантов, а приехавшим из Орловской, Брянской, Смоленской областей и на профсоюз надеяться не приходится. Мне запомнилось общение с одним профсоюзным активистом. Пока он был машинистом, выпускал боевые листовки, а как стал председателем профкома депо, то сразу дал понять, что на него рассчитывать не стоит. И действительно, стал вскоре критиковать альтернативный профсоюз.

О традиционном профсоюзе работников железных дорог (Роспрофжеле), входящем в ФНПР, надо прямо сказать, что он ведёт себя, как контрреволюционный Викжель в 1917—1918 годах. В начале 1990-х был создан (тоже антисоветчиками) альтернативный профсоюз машинистов. Но жизнь заставила рабочих уйти от антисоветизма. В результате в исполкоме профсоюза из пяти человек четверо оказались либо членами КПРФ, либо ей сочувствующими. В 2008 году была профсоюзом организована «итальянская забастовка» (работа по правилам). В результате движение практически прекратилось, потому что сегодня в РЖД всё устроено так, что нарушения стали нормой. Поскольку профсоюз стал показывать зубы, соответствующие структуры поставили цель или прибрать его к рукам, или развалить. Организовали такой состав съезда, который выполнил указание «свыше», — и от прежнего исполкома в руководстве остался один соглашатель Куликов.

Больно ударяет по работникам наёмного труда новая система специальной оценки рабочих мест. То, что прежде официально считалось вредными условиями, теперь без стеснения объявляется безвредными, хотя никакой модернизации не произведено. В результате с 2011 по 2015 год доля вредных рабочих мест официально сокращена с 37% до 28%.

VI (октябрьский 2014 года) пленум ЦК КПРФ остро и дельно поставил вопрос об усилении влияния КПРФ в пролетарской среде. Эта задача решается, хотя и весьма медленно. И не во всём. Вот сейчас фактически началась избирательная кампания. В докладе Г.А. Зюганова на том пленуме говорилось: «При выдвижении кандидатов в депутаты Государственной думы РФ, иных органов представительной власти предусмотреть обязательное включение рабочих, что называется, от станка». Пока же не заметно, чтобы эта важная политическая установка выполнялась. А достойные рабочие есть. Так, в Тверской области хорошо известен заместитель председателя профкома Тверского вагоностроительного завода Г.И. Голованихин, который организовывал при активной поддержке КПРФ борьбу рабочих за спасение этого предприятия. Пока угроза закрытия завода, продукция которого очень востребована в нашей стране, отодвинута.

Несколько лет назад было принято решение о выводе локомотивных депо из Москвы. Но в Пушкино депо закрыли и перевели рабочих на Москву-2. Для чего? Чтобы разрушить организацию профсоюза машинистов депо в Пушкино, которую возглавлял Николай Сергеевич Павлов. При реорганизации в Москву его не взяли, так как брали только покорных и покладистых. Сейчас этот авторитетный среди рабочих беспартийный большевик мог бы достойно представлять КПРФ на выборах».

В журнале «Просвещение» № 1 за 1913 год В.И. ЛЕНИН опубликовал статью «Итоги выборов». В ней он писал:

«Начиная со второй Думы (первую большинство с.-д. бойкотировало), имеется точный подсчёт депутатов Думы от рабочей курии, распределённых между разными «течениями» в с.-д. партии… В 1912 году впервые вся шестёрка куриальных депутатов (депутатов-пролетариев, избранных по рабочей курии. — В.Т.) — большевики. Известно, что эти 6 губерний — главные промышленные губернии. Известно, что в них сосредоточена несравненно большая часть пролетариата, чем в других губерниях».

Завоевать авторитет во всех профсоюзах

Сопредседатель Совета Союза рабочих Москвы инженер Анатолий Александрович ЛАШИН поддержал Н.Н. Корсакова, заметившего, что заводы и фабрики буржуазные власти разрушают во многом потому, чтобы существенно снизить концентрацию рабочего класса. «Союз рабочих Москвы, — указал А.А. Лашин, — всегда был нацелен на борьбу за сохранение столичной промышленности, за сбережение трудовых коллективов предприятий. Мы стремились сохранить в них советскую атмосферу, советские начала. Мы понимали противоречивость наших намерений: получалось, что, пропагандируя советское отношение к труду, мы выступаем за добросовестную работу… по упрочению капитализма.

Нас часто не понимали даже те, кто решительно отторгал капиталистическое жизнеустройство. Они заявляли о своём нежелании работать на капиталиста. Скоро стало ясно, что, несмотря на вроде бы реальную экономическую выгоду, нашу позицию «стратегические собственники» не приемлют. Все их действия были направлены на разрушение советского коллективизма. Приведу лишь один пример. С московским Союзом рабочих в начале 1990-х тесно сотрудничал коллектив Александровского радиозавода. Его новые владельцы ради разрушения коллектива завод даже не четвертовали, а рассыпали на 28 фирмочек. Результат известен: предприятие исчезло.

Другой актуальный сегодня вопрос — о профсоюзах. Здесь существуют две позиции. Одна из них: работать в шмаковских профсоюзах бессмысленно и вредно, ибо это — прислужники капитала. На мой взгляд, оценка правильная, а вывод из неё ошибочный. Мы должны бороться за то, чтобы завоевать местные и отраслевые структуры ФНПР. Произнесением звонких лозунгов эту задачу не решишь. Продуктивен другой путь: много и добросовестно работать, чтобы завоевать авторитет в коллективе. Отказ от работы в действующих профсоюзах похож на бегство с поля боя. К тому же альтернативные профсоюзы привлекательны непримиримостью к капиталу только на уровне конкретных предприятий. А в руководстве Конфедерации труда России вы тоже днём с огнём не найдёте сторонников социализма. Значит, надо бороться и за первичные профсоюзные организации, которые входят не только в КТР, но и в ФНПР. Их достоинство в том, что у них большая членская база, состоящая совсем не из буржуазии, а из обычных рабочих.

Что касается отношений профсоюза и Союза рабочих, то профсоюз — массовая организация, а Союз рабочих включает в себя только активную часть рабочего класса. Значит, ему целесообразно быть боевой частью профсоюза. К тому же профсоюз ограничен в своей деятельности законодательством, а в отношении Союза рабочих специальных законов нет. Его члены в той или иной профсоюзной организации могут вести себя более решительно. К тому же Союз рабочих не зависит от того или иного работодателя. Профсоюз же даже в нынешних условиях должен заботиться о сохранении коллективистских начал на предприятиях и в организациях».

У А.А. Лашина есть надёжный союзник — В.И. ЛЕНИН. Он писал:

«Смешным ребяческим вздором не могут не казаться нам и важные, совсем учёные и ужасно революционные разговоры немецких левых на тему о том, что коммунисты не могут и не должны работать в реакционных профсоюзах, что позволительно отказываться от этой работы, что надо выходить из профсоюзов и создавать обязательно совсем новенький, совсем чистенький, весьма милыми (и большей частью, вероятно, весьма юными) коммунистами придуманный «рабочий союз» и т. д. и т. п… Задача коммунистов — уметь убедить отсталых, уметь работать среди них, а не отгораживаться от них выдуманными ребячески-«левыми» лозунгами».

Объединяет общая задача

Опытом борьбы коллектива Института технологии машиностроения поделилась член Совета Союза рабочих Москвы старший научный сотрудник Лидия Ивановна СТОЛЯРОВА:

«Мне хочется посмотреть с позиций сегодняшнего дня на события, которые произошли в нашем институте, так как я считаю их не локальными, а способными быть примером общественного поведения в условиях господства капитала. Первый этап этих событий относится к 1996 году, когда наш институт хотели акционировать. Нам удалость противостоять этой напасти, благодаря чему институт смог просуществовать как госбюджетная организация несколько лет. Сейчас Институт технологии машиностроения в каком-то странном статусе: висит вывеска о том, что это — государственное учреждение, но, с другой стороны, это — ООО (общество с ограниченной ответственностью). Более того, остаётся тайной за семью печатями, кто относится к госучреждению, а кто — к ООО.

Наш институт стоял у истоков машиностроения во всём Советском Союзе. Здесь разрабатывались материалы, конструкции и оборудование, необходимые для ведущей отрасли индустрии. Институт внёс существенный вклад в развитие атомного машиностроения. Большие задачи способствовали сплочению коллектива.

Успех борьбы против акционирования возможен тогда, когда интересы трудового коллектива и администрации совпадают. Мы успели избрать директора, который был готов учитывать интересы работников. Однако перед тем, как начать акционирование, вышестоящая организация его уволила. Мы добились возвращения прежнего директора. В борьбе за сохранение государственного статуса института наряду с профсоюзной организацией активно участвовал совет трудового коллектива, в который входили кандидаты и доктора наук. Это был не только высококвалифицированный, но и авторитетный орган.

Однако со временем многое изменилось. Главное: институт лишился единой, сплачивающей его задачи. В результате появилось множество групп и группировок. Но нам предстояло принять коллективный договор. Флаг борьбы в свои руки взял профсоюз. Колдоговор мы рассматривали как знамя, вокруг которого стремились снова сплотить коллектив. Для этого пришлось выйти на проблему собственности. Переговорный процесс шёл не менее четырёх месяцев. Удалось вынудить администрацию представить нам бюджет 2010 года. Документ, естественно, показал, что прибыль — результат работы всего коллектива. Выяснилось, что администрация работала за счёт финансирования института Рос-

атомом, а остальные работники — благодаря выполняемым ими хоздоговорам. На основании полученных сведений мы составили социальную программу, которая легла в основу коллективного договора. Особое внимание было уделено защите тех, кому предстояло уйти из института: была предусмотрена компенсация при увольнении в зависимости от стажа работы.

Администрация охотно подписала предложенный колдоговор, так как в нём не было пункта об участии коллектива в распределении прибыли. В течение четырёх лет договор безупречно действовал. Но его инициаторов постепенно увольняли. Добились замены председателя профкома на человека, угодного администрации.

До сих пор удивляюсь, почему в других коллективах не хотят опираться на ту истину, что всю прибыль в них создают сами работники, а значит, они имеют право если не на всё её распределение, то хотя бы на использование её значительной части в своих интересах».

Вспомним, однако, предупреждение В.И. ЛЕНИНА:

«Для социалиста экономическая борьба служит базисом для организации рабочих в революционную партию, для сплочения и развития их классовой борьбы против всего капиталистического строя. Если же брать экономическую борьбу как нечто самодовлеющее, то в ней нет ничего социалистического, и опыт всех европейских стран показывает нам массу примеров не только социалистических, но и противосоциалистических профессиональных союзов».

Курс один: на сплочение пролетариата

Эта мысль была главной в выступлении сопредседателя Совета Союза рабочих Москвы ветерана ЗИЛа Василия Ивановича ШИШКАРЁВА:

«2 августа исполнится 100 лет, как был основан наш завод, но праздновать эту дату будут 600 человек, которые обслуживают теплоэлектроцентраль и котельные, ещё оставшиеся в бывших цехах. ЗИЛ уничтожен. Там, где был заложен первый камень завода, теперь находится… музей хоккейной славы. А когда-то у нас был музей славы ЗИЛа. Но тогда работали цеха, в которых в 1924 году были произведены первые советские автомобили. Ведь Рябушинские так и не запустили автомобильное производство, их АМО собирало машины из иностранных деталей. Именно на том месте, где начиналось полноценное производство советских автомобилей, сейчас и находится музей хоккея и хоккейный дворец. Я ничего не имею против спорта, но вышло примечательно: символ зрелищ там, где положено быть символу созидательного производства. Вот вам суть нынешнего общественного жизнеустройства.

Кстати, о заводской ТЭЦ. Она сохраняется потому, что в противном случае огромный район Москвы остался бы без электричества. Более того, все цеха ЗИЛа снесены, а коммуникации, которые в советское время были проложены между ними, сохраняются, чтобы обеспечить повышенную прибыль компаниям, финансирующим строительство жилья. О степени их износа никто не вспоминает, хотя ещё лет десять назад коммуникации, подающие пар, воду, электроэнергию, стали часто выходить из строя. Из-за этого завод останавливался порой на целые сутки. А работники ТЭЦ сейчас озабочены тем, как бы им провести без аварий чемпионат мира 2018 года.

Между тем основной нынешний владелец остатков предприятия-гиганта — столичная мэрия благодарит директора «завода» за… «реорганизацию территории ЗИЛа».

Теперь, когда на ЗИЛе распространять нашу литературу некому, я езжу к проходным завода имени Хруничева, чтобы раздавать там коммунистические газеты. Необходимо настойчиво и методично объяснять рабочим, что они должны делать хотя бы для того, чтобы выжить. Важно сохранить рабочий класс, чтобы он мог стать в будущем хозяином и своего производства, и своей страны и взять власть в свои руки.

Как представитель московского Союза рабочих и альтернативных профсоюзов я участвовал в заседаниях Российского комитета рабочих. Он существует уже около четверти века. В первые годы это была очень представительная структура. В её I съезде участвовали делегаты 400 предприятий. Тогда и Московский горком КПРФ помогал работе по консолидации рабочего класса. Теперь на съезды делегаты не избираются. На них приезжают те, кто заинтересован в консолидации пролетариата, чтобы обсуждать самые насущные проблемы рабочего и профсоюзного движения.

На нынешнем, мартовском, заседании этого комитета рабочих был поставлен вопрос о роли профсоюзов в сбережении рабочего класса. Фактически речь идёт о сохранении производства, отечественной промышленности, транспорта, строительства, связи. Дальнейшая деиндустриализация страны имеет своими следствиями сокращение рабочего класса, ослабление его роли в общественной жизни, его возможности влиять на социально-экономические и общественно-политические процессы в России. А если не будет рабочего класса, не сохраним и страну.

Правящий буржуазный режим, официальные профсоюзы стремятся окончательно подмять под себя первичные организации предприятий. ФНПР вводит не только единый устав для всех своих структур, но и навязывает стандартный коллективный договор. Что касается альтернативных профсоюзов, то в Москве есть ячейки Межрегионального профсоюза «Рабочая инициатива» (МПРА) на осколках ЗИЛа и в одном из логистических центров да профсоюз «Защита» на мытищинском «Метровагоне».

В сегодняшних условиях коллективный договор должен стать, кроме всего прочего, средством защиты профсоюзов. А то при проявлении боевитости в защите интересов наёмного труда они подвергаются преследованию со стороны работодателей и обслуживающих их силовых структур. Привычным делом стали провокации против активистов таких профсоюзов и целых профсоюзных организаций. Остро стоит вопрос о сохранении численности профсоюзов. Теряют свой состав не только альтернативные, но и «официальные», проправительственные профсоюзы, входящие в ФНПР».

Ещё в канун Первой русской революции В.И. ЛЕНИН указал вектор, который остаётся неизменным и сегодня:

«У пролетариата нет иного оружия в борьбе за власть, кроме организации. Разъедаемый господством анархической конкуренции в буржуазном мире, придавленный подневольной работой на капитал, отбрасываемый постоянно «на дно» полной нищеты, одичания и вырождения, пролетариат может стать и неизбежно станет непобедимой силой лишь благодаря тому, что идейное объединение его принципами марксизма закрепляется материальным единством организации, сплачивающей миллионы трудящихся в армию рабочего класса… Эта армия всё теснее и теснее будет смыкать свои ряды, несмотря ни на какие зигзаги и шаги назад».

Голодовка рабочих в Новом Порту

Рабочие Треста "Коксохим монтаж" объявили голодовку, в связи с длительной невыплатой заработной платы. Рабочие обращаются за солидарной  помощью к товарищам по классу.

21 февраля в Иваново прошла II Конференция представителей трудовых коллективов Ивановской области

 Фото Дениса Шепелева

21 февраля 2016 года в Ивановском обкоме КПРФ состоялась II Конференция представителей трудовых коллективов Ивановской области, участие в которой приняли делегаты от городов и районных центров области и приглашенные.

Подробнее: 21 февраля в...