ТРЕБОВАНИЯ УЧИТЕЛЕЙ ВЫХОДЯТ НА НОВЫЙ УРОВЕНЬ

В Советском районном суде г. Иваново состоялись заседания по иску учителей 41-й школы областного центра о выплате им заработной платы за два дня в месяц в течение нескольких лет, предшествовавших 1 сентября 2016 года. С этого времени директор школы распорядилась применять при расчёте зарплат коэффициент 4.36, фактически признав право учителей на оплату труда по реальной отработке.

Дело в том, что, пытаясь разобраться в хитрых схемах расчёта учительских зарплат, педагоги обнаружили, что им в среднем недоплачивают каждый месяц за два рабочих дня.

Рассчитывается базовая часть заработной платы учителя за неделю в зависимости от его нагрузки. Затем она умножается на коэффициент рабочего времени (4 – по числу недель в месяце). В месяце рабочих дней, как правило, не 20, а 21, 22 или 23. То есть применение коэффициента 4 при расчёте зарплат учителей обкрадывает их в течение года на приличную сумму.

Вот эту сумму каждый из истцов и рассчитал для своего конкретного случая, исходя из коэффициента 4,36.

В качестве ответчика выступил представитель от администрации школы юрист Ломов Леонид Владимирович. От управления образования города Иваново присутствовала Власова Наталья Николаевна.

Права учителей представлял по доверенности Шаповалов Павел Петрович.

Когда судья Хрипунова предложила решить дело мирным путём, ответчики ответили отказом, будучи уверенными в своей неоспоримой победе.

Л.В. Ломов попытался повести заседание в ложном направлении, сосредотачивая внимание на несущественном обстоятельстве. То так, то эдак формулируя один и тот же вопрос, он старался вывести из равновесия учителей для того, чтобы они получили как можно больше замечаний судьи.

Но наша команда не повелась на уловки представителя ответчика. Тогда Ломов стал напирать на сроки давности, которые якобы действуют в данном случае, принялся зачитывать существующие договоры и дополнительные соглашения, подписанные с администрацией школы учителями. В конце концов сослался на то, что истец должен доказать свою правоту.

По его логике получалось так, что зарплату учителям не доплачивали в строгом соответствии с локальными актами, и если тебя когда-то надули, а ты не сразу это понял, то у тебя нет и оснований добиваться справедливости. В вину учителям ставилась сама запутанная схема расчёта оплаты их труда, которая даёт простор для обсчёта наёмных работников школьного образования. При этом ответчики свои варианты расчёта представлять отказались.

Когда П.П. Шаповалов задал представителям ответчика простой вопрос о том, к чему относится коэффициент 4, они, как уж на сковородке, пытались изворачиваться от прямого ответа. Их словоблудие лилось, пока не упёрлось в чиновничью формулировку: «Новая система оплаты труда в целях повышения(?!!) доходов учителей рекомендована Министерством образования с 1.09.10». Тут оказалось, что и подушевое финансирование школьного образования – чуть ли не манна небесная, пролитая на неразумные и неблагодарные головы работников.

Н.Н. Власова довела до присутствующих, что «каждая школа имеет свой фонд оплаты труда, соответствующий количеству учеников, а коэффициент 4 – это условная единица учебного часа, исходя из фонда оплаты труда. Другого не будет, потому что это компетенция министерства образования. Оно же устанавливает и повышающий коэффициент». А выходить из фонда оплаты труда – ни-ни, ну что Вы, с ума сошли?

Справедливо последовал вопрос: скажите, пожалуйста, не означает ли это, что за одинаковые уроки преподаватели разных школ получают разные деньги?

Тут начались рассуждения на тему, что «право учреждения учитывать мнение представительного органа…». Под представительным органом, видимо, подразумевался профсоюз – та самая организация, из которой чиновники выдавили Феликса Павловского за то, что он как его председатель посмел встать на защиту бесправного сословия школьных учителей.

Видно было, что защитники чиновничьей рати решили стоять насмерть за свои привилегии, доказывая учителям, что им не выйти из замкнутого круга, очерченного управленцами. Что ситуация не может быть изменена никоим образом. И повторяли снова и снова, что условный коэффициент 4 относится к должностному окладу, а оклад – это твёрдо установленная сумма в соответствии с тарификацией.

Кто устанавливал оклады? – Работодатель.

Кто работодатель? – Конкретное школьное учреждение. Есть формула, по которой рассчитывается оклад учителя.

А оплата за переработку предусмотрена этой формулой? – Есть особенности рабочего времени учителей, пропорционально тому окладу, который есть.

Короче, у попа была собака…

И вот с этого момента начался сбой в заранее подготовленном чиновниками сценарии заседания.

Павел Петрович неожиданно и в самую точку задал вопрос о нагрузке школьных учителей. И тут оказалось, что чиновники от образования не знают, сколько должен работать учитель. Не знают, и всё тут.

Пришлось им напомнить, что в советской школе была установлена НОРМА НАГРУЗКИ учителя 18 часов в неделю. И с тех пор эту норму НИКТО НЕ МЕНЯЛ! Нет никакого постановления, закона или хотя бы рекомендации, отменяющей эту норму!

Уважаемые преподаватели российских школ! Спросите себя, с какой нагрузкой вы сейчас трудитесь, чтобы получать зарплату, позволяющую хоть как-то сводить концы с концами? Правильно! Вы работаете по 30, а то и по 40 часов в неделю! Кроме этого вам надо заполнить множество разных отчётных форм, электронный журнал – когда там повышать свою квалификацию и работать персонально с учениками. Да просто остановиться и подумать некогда!

А подумать очень даже есть о чём.

Какова степень эксплуатации вашего святого труда буржуазными чиновниками? Для справки. Из вашего школьного фонда оплаты труда платится зарплата директора школы, порядка 90 тысяч рублей в месяц, и ваша нищенская зарплата. При этом Климина Н.В. не постеснялась в самый разгар осенней борьбы за копеечные надбавки учителям подкатить к школе на новенькой иномарке. И она не отводит глаз при встрече с учителями, которые вынуждены работать с детьми в здании, поражённом грибком, потому что вместо ремонта администрация занимается закрашиванием следов грибка на стенах и потолках. Чуть меньше получает верное директору административное окружение.

В то же время, за работу в свой выходной день водителям МУП «ИПТ» г. Иваново начисляют ТРОЙНОЙ тариф. А что получают учителя, перерабатывая свою норму времени в несколько раз и зарабатывая профессиональные болезни?

Пока запуганные учителя боятся вымолвить слово в свою защиту, местные «димоны» гребут миллионы под прикрытием гаранта стабильного обнищания и вымирания русского народа. Им не удаётся скрывать своего высокомерного отношения к простому учителю. Свою выгоду прихлебатели похабного капитализма знают назубок, хоть и выглядели на суде как школьники, не выучившие уроков.

И что же? Будем и дальше терпеть эту несправедливость?

Я не знаю, каково будет решение суда. Я даже не берусь угадывать.

Но я хочу обратиться к учителям с таким призывом. Если вы уважаете себя и свой труд, поддержите коллег в их нелёгкой борьбе. Ведь они стараются не только для себя. Они показывают дорогу другим учителям, забитым непосильными нагрузками и потерявшим веру в своё высокое предназначение. Недаром после их победы в суде выплату компенсаций за вредные условия труда начали их коллегам и в других школах города.

Найдите время и пришлите на следующее заседание 20 апреля в 15:30 своих представителей. Подпишите петицию в поддержку учителей 41-й школы города Иваново. Приходите 1 мая в колонны КПРФ. Требуйте справедливой оплаты вашего труда! Требуйте отставки чиновников, погрязших в обмане и наживе!

В солидарности наша сила!

Мы сильны своей правотой!

Е. Панюшкина, секретарь Ивановского горкома КПРФ

Семь уроков классовой борьбы в ивановской школе №41

Автор: Секретарь Ивановского горкома КПРФ Елена Панюшкина

Непростая история борьбы учителей за достойную оплату труда в ивановской школе №41 подтверждает марксистскую истину о том, что только коллективными организованными выступлениями можно добиться уступок в классовых схватках с капиталом.

Подробнее: Семь уроков...

Выдавливать страх по капле

№59 (30410) 3—6 июня 2016 года
Автор: Александр ПЕТРОВ. (Соб. корр. «Правды»).

Факт любопытный, напоминает о давних временах царской охранки и большевистского подполья. Именно в таком режиме работает на Тимашевской птицефабрике профсоюзная организация, члены которой придерживаются строжайшей конспирации. Сколько их и в каких подразделениях птицефабрики они работают — администрации неизвестно. Создана профсоюзная организация по инициативе секретаря Самарского обкома КПРФ Гумара Валитова. В подполье она ушла не от хорошей жизни. Иначе на фабрике нельзя — скушают, хотя профсоюзы на предприятиях не запрещены. Но только «хорошие».

К ПРИМЕРУ, на АвтоВАЗе признают только послушный «шмаковский» профсоюз, всем остальным перекрывают дыхалку. А директор Тимашевской птицефабрики Андрей Пивнов пошёл ещё дальше. Он отвергает эту общественную организацию в принципе. Хотя я лично допускаю, что союз по облизыванию его с ног до головы он бы разрешил. Но желающих это делать на предприятии мало, хотя они всё-таки есть. Зато немало тех, кто хотел бы получать заработную плату по закону, а не по капризам начальников.

Именно с этого и начала свою работу созданная при поддержке коммунистов профсоюзная организация ООО «Тимашевская птицефабрика». Она вошла в состав областного отделения межрегионального профсоюза «Рабочая ассоциация» (МПРА).

— Председатель этой проф-организации Пётр Золотарёв сразу предупредил всех на общем собрании, что будут гонения, — вспоминает бывшая сотрудница птицефабрики Марина Сурикова. — И спросил: выдержите, не струсите?

Все единогласно заверили: «Выдержим!»

Создали профком из девяти человек. Председателем стала Сурикова. Остальные восемь — заместителями, чтобы повысить статус каждого в каких-то конфликтных ситуациях. Впрочем, тогда ещё оставалась надежда на цивилизованное, в соответствии с трудовым законодательством страны, сотрудничество с администрацией предприятия. Ведь не дикари же местные начальники, чтобы дубиной лупить по головам тех, кто требует соблюдения своих законных прав.

Марина Сурикова вместе с первым секретарём Кинель-Черкасского райкома партии Мариной Журавлёвой прошла обучающие семинары. И члены профкома сразу же стали вникать в проблемные ситуации. Требовали, чтобы оплачивали сверхурочные, соблюдались графики сменности, были перерывы на отдых у контролёров КПП, которые в нарушение Трудового кодекса работают сутки через двое. И так далее.

В общем, профком стал требовать от работодателя соблюдения трудового законодательства, и отрицать существование профсоюза было просто глупо. Но Пивнов и его команда продолжали твердить, что профсоюзной организации на предприятии нет, а есть лишь отдельные сомнительные личности. Всяческие контакты с ними отвергались. Начались увольнения активистов. Поскольку грамотёшки у тимашевских управленцев немного, ситуации возникали забавные. На заседании суда по иску уволенной кладовщицы Татьяны Щепетовой её представителем была первый секретарь райкома КПРФ Марина Журавлёва. Опыт судебных баталий у неё богатый, а произвол администрации оказался настолько явным, что женщину поспешили восстановить на работе, не дожидаясь решения районной Фемиды.

При рассмотрении дела Виктора Знаменщикова представитель птицефабрики заявлял, что руководство предприятия не знает о существовании в коллективе профсоюзной организации. Суду предъявили документы, из которых следовало, что управленцы просто врут. И всё-таки суд встал на защиту интересов администрации.

Об этих и других фактах произвола «Правда» рассказала в статье «Куриная слепота» (18 августа 2015 г., №89) и выразила надежду, что такая слепота — болезнь излечимая, поскольку она поражает не глаза, а мозги. Надо только, чтобы каждый ретивый управленец хорошенько подумал и решил: дикарь он, плюющий на законы и нравственные принципы, или цивилизованный человек?

Время, что прошло после публикации той статьи, дало богатый опыт профсоюзной работы. Теперь понятно, что не следовало обращаться в бухгалтерию с просьбой перечислять профсоюзные взносы на определённый счёт. Ведь фамилии активистов сразу стали известны администрации. Ретивые начальники начали им угрожать. Предлагали добровольно выйти из профсоюза или получить в трудовую книжку запись об увольнении по статье за какие-нибудь нарушения. Марина Сурикова и Светлана Миняева прямо заявили в прокуратуре района, что идёт открытое давление со стороны администрации на членов профсоюза. Но были и такие, кто со страху писал докладные, в угоду работодателю выступал свидетелями в суде. По надуманным основаниям, вопреки закону, была уволена Марина Сурикова, которая являлась не только председателем профкома, но и членом избирательной комиссии с правом решающего голоса.

Дважды увольняли, а потом восстанавливали на работе Татьяну Щепетову.

На протяжении длительного времени ей не выплачивали в полном объёме заработную плату, объявляли выговоры по надуманным обстоятельствам. В итоге она ушла с предприятия сама, но осталась в составе профкома. Теперь она — правовой и технический инспектор по охране труда МПРА на общественных началах. Уволили Виктора Знаменщикова. Но он как был, так и остаётся заместителем председателя профкома. Вступающие в профсоюз теперь самостоятельно перечисляют членские взносы. Их фамилии знают только испытанные, проверенные в борьбе члены профкома.

А борьба продолжается. После неоднократных обращений в прокуратуру Кинель-Черкасского района и в прокуратуру Самарской области в здании администрации птицефабрики профкому выделен кабинет. В январе 2016 года Сурикова и Щепетова обратились с иском в районный суд по поводу индексации заработной платы в связи с повышением цен на товары и услуги. Индексация, в соответствии со статьей 134 Трудового кодекса РФ, является одной из основных государственных гарантий всем лицам, работающим по трудовому договору. Районный суд, как и следовало ожидать, в удовлетворении исковых требований отказал. Но это ведь не последняя инстанция. Если отстоят свои права Щепетова и Сурикова, с исковыми заявлениями обратятся все работники предприятия.

Сейчас главная задача — увеличить число членов профсоюза в коллективе до пятидесяти с лишним процентов. Тогда разговор с администрацией будет на равных.

— Для этого необходимо избавить людей от страха потерять работу. Ведь все уволенные трудоустроились в других организациях, — говорит Татьяна Щепетова. — Так что надо смелее бороться, выдавливать из себя хотя бы по капле рабскую психологию.

Всё больше работников понимают, что она права.

Недавно правовой и технический инспектор МПРА Татьяна Щепетова обратилась в прокуратуру района с требованием привлечь директора птицефабрики Пивнова к ответственности —дисквалифицировать его. Основание — повторные административные наказания за одни и те же нарушения. Есть на этот счёт в Кодексе административных правонарушений замечательная статья 5.27. И есть не менее замечательное разъяснение пленума Верховного суда РФ.

В прокуратуре почесали маковку и переправили письмо в госинспекцию труда. Теперь затылок чешут там. А отвечать всё равно надо: письмо на контроле областной прокуратуры.

— Мы будем добиваться, чтобы этот гражданин избавил коллектив от своего присутствия, — заявляет секретарь обкома КПРФ, депутат Самарской губернской думы Гумар Валитов.

От одного такого кадра, хотя и более значительного калибра, уже избавились. Это господин Бу Андерссон — бывший президент АвтоВАЗа. Тоже был большим специалистом по издевательствам над человеком труда. По требованию коммунистов и всего коллектива его освободили от должности. У господина Пивнова пока ещё есть время, чтобы сделать выбор: быть дисквалифицированным или избавиться от «куриной слепоты» и прозреть для сотрудничества с профкомом.

С сайта http://gazeta-pravda.ru/archive/issue/59-30410-3-6-iyunya-2016-goda/vydavlivat-strakh-po-kaple/

В Иванове пройдет пикет против действий руководства ИвГУ

 

2 декабря профсоюзные активисты ИвГУ проведут пикет против действий руководства.

Первичная организация профсоюза «УниСол» будет протестовать против 4 увольнений, затронувших активистов. Они говорят о подлогах, сопровождавших эти увольнения. Члены первички говорят о том, что противостояние с ректоратом Ивановского госуниверситета достигло критичной точки, которая требует вмешательства общественности. Ожидаются представители федерального руководства «УниСола».

Для справки (из сообщения с официального сайта «УниСола):

«Первичная профсоюзная организация «Университетская солидарность» Ивановского Государственного Университета (ИвГУ) появилась благодаря действиям администрации ВУЗа и неспособности ФНПР профсоюза сотрудников и преподавателей ИвГУ защитить трудовые права.

Мы надеемся на законные способы решения сложных трудовых вопросов и построение отношений социального партнерства со всеми участниками. Мы за сочетание интересов университетского сообщества и интересов личностей. Не только представителей ректората и других членов администрации, а всех участников, работающих в университете. Мы за созидательный потенциал развития общества и способность слушать и слышать оппонентов. Без эффективного оппонирования невозможно развитие. Мы против административного произвола администрации и бесконтрольности их власти перед трудовым коллективом.

Любой участник имеет право на собственную позицию, даже если он остается в одиночестве. У всех есть свой выбор. Но мы против провокаций, фальсификаций, административного нажима без уважения личности, культивирования страха и сталкивания преподавателей в конкурсных ситуациях. Мы за реальное, а не декларативное развитие государственно-общественного управления в нашем университете».

С сайта http://www.ivanovonews.ru/news/detail.php?id=717072

Передел профсоюзного поля?

http://gazeta-pravda.ru/archive/6-30357-22-25-yanvarya-2016-goda/peredel-profsoyuznogo-polya/
№6 (30357) 22—25 января 2016 года
Автор: Альберт СПЕРАНСКИЙ. Председатель Совета общероссийской общественной организации «Рабочие инициативы».

Россия, наверное, единственная страна, где владельцы и директора предприятий создают… профсоюзы, как бы организуют защиту трудовых прав работников от самих себя. Всё это лукаво и противоестественно. Но правящий буржуазный класс создал в сегодняшней России такое государство, в котором трудовое законодательство позволяет разыгрывать подобные комические спектакли. Сплошь и рядом в один профсоюз входят начальники и их подчинённые. Одни получают сотни тысяч рублей, другие — копейки. В итоге на профсоюзных собраниях на фоне флага буржуазного государства в президиуме сидит руководство предприятия, а в зале рядом с наёмными рабочими располагаются начальники цехов и мастера, которые, словно надсмотрщики, присматривают за рядовым составом. Попробуй токарь или слесарь проголосуй против мнения президиума — завтра же лишат премии или вовсе уволят.

КАК ТОЛЬКО в РФ в начале 1990-х годов стали массово плодиться работодатели-капиталисты, рабочие начали борьбу за новый Трудовой кодекс, который защищал бы их права в кардинально изменившихся социально-экономических условиях. Подвизавшиеся в ту пору в качестве «наставников» рабочего движения «демократы» старательно отвлекали рабочих разговорами о необходимости нового трудового права от главного — наглого дележа общенародного достояния. Как только в результате приватизации сформировался класс «стратегических собственников», они стали всё реже появляться у «своих подопечных»: свою лукавую социальную роль они исполнили и теперь занялись проблемами собственной карьеры, личных доходов, поиском выгодных местечек.

«Стратегические собственники» и их душеприказчики-либералы посчитали, что в латаном-перелатаном ими советском КЗоТе слишком много прав у работника. К тому же после первой волны забастовок они поставили своей целью разъединить трудящихся, разорвать связи в рабочем движении. Основания для страха у них были.

В бывшей вотчине Ходорковского — Нефтеюганске убили мэра Петухова: этот человек сопротивлялся беззаконию руководителей компании. Ведь те не только приватизировали скважины, но и посадили на голодный паёк горожан, перестав платить налоги в бюджет города. Петухов в ответ объявил протестную голодовку. Когда его убили, по призыву председателя свободного профсоюза Ширяева весь город вышел на улицы. Либералы попытались собрать подписи работников в Нефтеюганске в защиту Ходорковского. Но подписались только два местных руководителя, рабочие же наотрез отказались.

В общем, ситуация складывалась так, что принятие рабского Трудового кодекса становилось для капитала насущной задачей. Правительственный законопроект предусматривал расширение срочных трудовых договоров, право работодателей расторгать их до истечения срока по своей инициативе, а также увеличивать продолжительность рабочего дня до 12 часов. Профсоюзы теперь не могли влиять на систему оплаты труда, на тарифные ставки, оклады, премии. Фактически были запрещены забастовки и деятельность независимых профсоюзов (администрации дали право признавать только те профорганизации, которые охватывали большинство коллектива).

Таким образом, принятое в 2001 году трудовое законодательство полностью соответствовало интересам класса капиталистов. Более того, буржуазное государство и правящий класс определили себе и партнёра для решения трудовых конфликтов. На эту роль была выбрана Федерация независимых профсоюзов России (ФНПР). Её боссы получили возможность, во-первых, распоряжаться имуществом, доставшимся от советского ВЦСПС. Во-вторых, они были законом ограждены от конкурентов в виде независимых профсоюзов. В-третьих, лишившись возможности защищать права трудящихся, профбоссы получили возможность жить в достатке и… бездельи.

К ТОМУ ВРЕМЕНИ на различных предприятиях уже появились сотни новых, пока ещё малочисленных свободных профсоюзов: на нижегородском «Красном Сормове», череповецкой «Северстали», а также в Костроме, Дубне, Ярославле и во многих других городах страны. Администрация предприятий по закону предоставляла им помещения. Мы даже создали организацию «Рабочие инициативы», чтобы объединить ростки рабочего сопротивления. К сожалению, после принятия нового Трудового кодекса все ростки оказались вне закона. Их стали уничтожать.

Трубопроводчик Сергей Смердов создал профсоюз «Магистраль» на северных нефтепроводах. Его вызвали в суд для участия в процессе по защите работника, он заранее показал повестку начальству. Пока председатель был в суде, всех членов его профсоюза собрали вместе и заявили: «Или вы выходите из профсоюза, или вас увольняют с работы». Большинство написали заявление о выходе: работу было трудно найти. А самого Смердова уволили, объявив его явку в суд прогулом.

О работе независимых профсоюзов (они в большинстве своём входят в КТР — Конфедерацию труда России), противостоящих услужливой ФНПР, мы писали многократно. Но в последнее время, похоже, начался новый передел профсоюзного поля.

Бывает, что профсоюз, входящий в ФНПР, начинает защищать интересы работников. В этом случае он быстро лишается директорского покровительства, на замену ему создаются новые соглашательские профсоюзные организации. Так, в ОАО «Газпромнефтехим Салават» с прошлого года действуют два профкома. Один из них относится к Росхимпрофсоюзу ФНПР, другой — к организации, именуемой профсоюз № 1. Это — новейший проект руководства предприятия. Его владельцами было дано указание техническому директору: «Если не выведешь в течение двух недель рабочих из прежнего профсоюза, то будешь освобождён от должности в связи со служебным несоответствием».

Бухгалтерии здесь не разрешают принимать профсоюзные взносы от членов организации, которая входит в ФНПР. Работники тайком сдают теперь свои кровные лично председателю профкома Владимиру Морозову. На конференцию трудового коллектива активистов из прежнего, считавшегося официальным профсоюза не допустили. Профсоюзу № 1 было предоставлено исключительное право подписания коллективных договоров. Так работодатель надеется отменить доплату за вредные условия труда и получить возможность сокращать по своему усмотрению работников.

Конфликт дошёл до председателя ФНПР Шмакова. Он написал гневное письмо главе «Газпрома» Миллеру. Странно видеть председателя соглашательской Федерации профсоюзов сердитым: ведь с благословения ФНПР был принят такой Трудовой кодекс, в котором все права отданы собственникам и администрации предприятий.

НЕТ, ЧУДЕСНЫХ ПРЕВРАЩЕНИЙ ни с г-ном Шмаковым, ни с ФНПР не произошло, в кипящее молоко, как герой «Конька-Горбунка», они не прыгали. Но в условиях кризиса стал заметно расти рабочий протест. Как правило, его инициаторами являются новые независимые профсоюзы. Директорские профсоюзы из ФНПР прежде тормозили рабочие выступления, в лучшем случае заявляли о своём нейтралитете. В итоге их ряды стали редеть. Однако инстинкт самосохранения побудил их слегка зашевелиться. Это и породило первые конфликты между «старыми» директорскими профсоюзами, с одной стороны, и владельцами и администрацией отдельных предприятий — с другой.

«Новые» директорские профсоюзы, которые откровенно формируются администрацией предприятий, призваны вытеснить как независимые профсоюзы, связанные с КТР, так и «традиционные» профорганизации, входящие в ФНПР.

В морском порту Санкт-Петербурга конференция трудового коллектива поручила Российскому профсоюзу докеров вступить в переговоры с администрацией по поводу индексации зарплаты. Докеры здесь — основная профессия, на них держится экономика порта. Профсоюз докеров взялся за создание документа, обеспечивающего более справедливую оплату труда. Работа велась около года. Разработанный проект должны были одобрить при очередном заключении коллективного договора. «Вот наглецы!» — решили владельцы и администрация порта. И в противовес докерам создали новый профсоюз под названием «Портовик». В него зачислили более половины работников порта во главе с начальниками: около 900 человек из 1500 работающих. Докеры со своим подготовленным положением о справедливой оплате труда оказались в меньшинстве. Профсоюз «Портовик» продемонстрировал солидарность с хозяевами и администрацией: отказавшись от новой системы оплаты труда, заключил невыгодный для коллектива новый договор на 2016—2018 годы. Увы, всё случившееся полностью соответствует нормам буржуазного Трудового кодекса РФ.

После этого докеры объявили «итальянскую забастовку», производительность труда в порту значительно снизилась. Пришлось вмешаться в это рабочее дело даже заместителю губернатора. Он взял на себя роль третейского судьи. Администрация порта пообещала, что исправит положение. Докеры поверили этим обещаниям и приостановили «итальянскую забастовку».

В некоторых трудовых коллективах лишённые поддержки директорских профсоюзов работники создают настоящее профсоюзное нелегальное движение. 17 декабря прошлого года вторая смена на Ульяновском автозаводе (УАЗ) полностью не вышла на работу. На второй день забастовки на предприятии проходила профсоюзная конференция «нового» директорского профсоюза. Дневная смена главного конвейера (это около тысячи человек), не обращая внимания на приказы мастеров, бросив работу, в полном составе пришла на это собрание. Незваные гости предъявили требование собственнику Вадиму Швецову. Под ним подписалось 800 человек. Наёмные работники потребовали индексации зарплаты, которая не проводилась уже 8 лет. Кроме того, автомобиле-

строители выступили против планируемых сокращений. В 2014 году уже 17% штата выбросили на улицу.

Руководство компании Sollers, владеющей УАЗом, несмотря на то, что информация об остановках конвейера и о массовом конфликте с рабочими успела появиться в прессе и в Интернете, отрицает случившееся. Это понятно: в роли «рабочего лидера», возглавляющего «новый» директорский профсоюз, выступает начальник одного из основных цехов на УАЗе Виктор Бычков.

Сейчас на УАЗе создалась странная ситуация: активисты, составляющие большую инициативную группу, прячутся даже от председателя «нового» профкома. Им грозят увольнениями. А истинные защитники интересов рабочих трудятся пока нелегально, они словно заброшены во вражеский тыл.

Информация, которую скрывали на УАЗе, прозвучала 26 декабря в региональной телевизионной передаче «Первые лица». Присутствовавший на ней губернатор Морозов объявил, что работники этого предприятия недовольны оплатой труда. Приезжим специалистам назначают зарплату от 100 тысяч рублей, а местный слесарь получает от 18 до 21 тысячи рублей. Швецов заявил: недовольным будут выданы разовые премии. Заводчане в ответ сказали, что готовы отказаться от этих подачек.

С 24 декабря работников УАЗа по одному стали вызывать в службу безопасности — пытались узнать, кто пишет жалобы в разные инстанции и распространяет листовки. Началась охота на рабочих штирлицев.

А мы в заключение напомним, что октябрьский (2014 года) пленум ЦК КПРФ поручал фракции КПРФ в Государственной думе разработать проект нового Трудового кодекса, так как действующий превращает человека в раба, а рабы страну с колен не поднимут.